">
История Всемирная история
Информация о работе

Тема: Якобинская диктатура в эпоху Великой Французской революции

Описание: Роль биографического метода в анализе исторических портретов лидеров якобинского кружка. Трансформация судеб якобинцев после начала революции. Причины, начало, этапы и основные итоги Великой Французской революции. Якобинцы: приход к власти, диктатура, крах.
Предмет: История.
Дисциплина: Всемирная история.
Тип: Курсовая работа
Дата: 08.08.2012 г.
Язык: Русский
Скачиваний: 175
Поднять уникальность

Похожие работы:

Министерство образования и науки Российской Федерации

ГОУ ВПО «Нижневартовский государственный гуманитарный университет»

Гуманитарный факультет

Отделение документоведения и истории

Кафедра документоведения и всеобщей истории

Якобинская диктатура в эпоху Великой Французской революции

(Курсовая работа)

Нижневартовск

2012

Оглавление

Введение………………………………………………………………………..….3

Глава 1. Французская революция: причины, этапы, основные итоги…………9

1.1.Причины и начало Французской революции………………………………..9

1.2. Этапы и основные итоги Великой Французской революции…………….18

Глава 2. Якобинцы. Приход к власти, диктатура, крах…………………….…25

1.1. Образование якобинского клуба и начало правления………………...….25

2.2. Якобинский террор и крах якобинской диктатуры……………………….31

Заключение…………………………………………………………………. …..36

Список литературы………………………………………………………………38

Введение

Актуальность исследования определяется, прежде всего, недостаточной изученностью темы в научной литературе. Долгое время якобинская диктатура рассматривалась с точки зрения марксистского подхода. Однако в настоящее время появилась необходимость пересмотра оценки роли якобинской диктатуры в Великой Французской революции. Некоторые историки считают, что к «правительству террора» следует подойти с позиции историзма, исходя из внутриполитической ситуации во Франции конца XVIII в. Не стоит идеализировать террор, как это было принято в советской исторической школе, но, в то же время, не стоит его порицать, как это делают большинство современных западных учёных.

Важность темы определяется и возможность проанализировать опыт Французской революции. В настоящее время ряд стран испытывают кризис власти. Многие исследователи выстраивают аналогию развитие отдельных современных стран с кризисом французской монархии конца XVIII в. и последствиями, последовавшими за ним.

Значимость темы определяется возможностью выявить не только отрицательные черты якобинской диктатуры, но и положительные факторы, которые косвенно повлияли на дальнейшее развитие Франции.

Актуальность темы определяется и возможностью определить роль биографического метода в анализе исторических портретов лидеров якобинского кружка, выявить трансформацию судеб якобинцев после начала Французской революции.

Степень научной изученности. Тема Великой французской революции и прихода к власти якобинцев изучается долгое время как западными, так и отечественными историками, но до сих пор мы не можем дать однозначную оценку этому историческому событию. До сих пор существуют различные точки зрения на якобинскую диктатуру и её историческое значение: одни учёные относятся к ней крайне негативно, другие – более взвешенно, третьи идеализируют её.

В отечественной историографии также существовали различные подходы к проблеме рассмотрения якобинской диктатуры.

В конце XIX в. якобинская диктатура рассматривалась отечественными историками как вынужденная мера. Н.И. Кареев считал наиболее существенным качеством якобинцев приверженность идее государственности. «Святое насилие», по его мнению, было главным средством, употреблявшимся якобинцами, а террор они возвели в систему.

В первой половине XX в. советские историки придерживались ленинского подхода в трактовке значения якобинской диктатуры. В.И. Ленин высоко ценил заслуги якобинцев, давших «лучшие образцы демократической революции и отпора коалиции монархов против республики». В то же время Ленин видел не только сильные стороны якобинцев, не только их заслуги, но и их слабости и ошибки, которые обусловили крах якобинской диктатуры. Он ссылался на опыт якобинцев, как на доказательство того, что мелкобуржуазная демократия не способна удержать власть, а служит лишь прикрытием диктатуры буржуазии, ступенью к всевластию буржуазии.

Г. Линдов считал якобинский клуб строго организованным и дисциплинированным, якобинцы неуклонно защищали принципы революции, оттолкнув тем самым от себя независимых, любящих мир и свободу революционеров. Террор же он считал результатом того положения, в котором оказалось революционное правительство. Перед ним стояла великая задача – спасти республику, укрепить демократию.

Во второй половине XX в. происходит пересмотр роли якобинцев в истории Франции.

А.З. Манфред считал, что диктатура была властью не одного какого-либо класса, а властью блока всех левых сил, включая мелкую, среднюю буржуазию, крестьянство и городских плебеев. Такой подход диктовал высокую оценку якобинской диктатуры. А.З. Манфред критиковал лишь «классовую ограниченность» якобинцев, их приверженность идее частной собственности, что соответствовало советской идеологии. А.З. Манфред считал приход к власти якобинцев наивысшим и последним этапом Великой французской революции.

В.Г. Ревуненков представляет диктатуру как гомогенную структуру. Он является приверженцем классической «теории обстоятельств» и трактует действия Робеспьера с точки зрения конкретной исторической обстановки.

А.В. Адо большую роль уделяет крестьянским движениям. По его мнению, именно крестьяне сыграли решающую роль в актах народных репрессий. По его мнению, якобинский террор вырос именно из стихийного народного террора.

Среди западных историков также существуют различные точки зрения на проблему якобинской диктатуры. А. Матьез приписывал «правительству террора» далеко идущие планы социального переустройства. Он высоко ценил действия якобинцев и Робеспьера, он считал, что якобинцы взялись защищать и спасать отечество, а главную причину гибели он видел в том, что они хотели использовать террор для нового переустройства собственности, хотели основать республику, построенную на принципе равенства, без богатых и бедных. Но эта республика была обречена вместе с ними на гибель.

И. Тэн представлял якобинскую диктатуру как систему насилий и убийств, с помощью которой якобинцы удерживали власть вопреки воле большинства нации, а самих якобинцев называл «безответственными диктаторами, подонками всех классов, шарлатанами, зверьми и преступниками».

Ф. Минье называл якобинцев сектой. По его мнению, Робеспьер и Сен-Жюст хотели изменить дух, нравы и привычки Франции. Господство народа, должностные лица без гордости, граждане без пороков, братские взаимоотношения, поклонение добродетели, простота обхождения, строгость нравов – вот что надеялись они установить, а располагая властью, устанавливали насильственно.

Таким образом, несмотря на наличие многочисленных работ, посвященных анализу Французской революции и якобинской диктатуры, неизученной остается роль якобинской диктатуры не только в истории Франции, но и в мировой истории, не исследованы личностные качества якобинцев и т.д.

Источниковая база исследования. При написании работы были использованы три группы источников. Первая группа включает законодательные акты Великой французской революции. Например, в «Декларации прав человека и гражданина» 1789 г. определены положения о свободе, обеспечению прав и свобод гражданина, законах и собственности.

Французская Конституция 1791 г. должна была обеспечивать «естественные и гражданские права», в ней говорилось о делении королевства и о состоянии гражданства, о государственных властях.

В законе «О подозрительных» 17 сентября 1793 г. говорится о том, что все подозрительные люди должны быть немедленно арестованы. Помимо этого аресту подлежали и граждане, считавшиеся таковыми.

Вторая группа источников представлена документами якобинского клуба. Например, в «Уставе общества друзей Конституции» (якобинского клуба) прописаны положения о преданности Конституции, уважении к властям, любви к равенству и признанию прав человека.

Третья группа включает в себя речи, мемуары, доклады и др. Например, речь Антуана Барнава в Учредительном собрании 15 июля 1791 г., в которой он говорил о том, что революция достигла своего предела и требовал её прекращения. Максимилиан Робеспьер на Заседании Конвента 28 декабря 1792 г. требовал объявления Людовика XVI виновным и его немедленной казни.

Цель исследования - изучение якобинской диктатуры как социально-политического явления и анализ внутренней политики якобинцев.

В соответствии с целью мною были поставлены следующие задачи:

выявить причины начала Французской революции;

проанализировать основные этапы и итоги Французской революции;

выявить причины возникновения якобинского клуба и дать ему общую характеристику;

проанализировать внутреннюю политику якобинского клуба и борьбу внутри него;

выявить причин краха якобинской диктатуры.

Объект исследования – Великая Французская революция XVIII века.

Предмет исследования – деятельность якобинцев в период Великой Французской революции.

Методологическая основа исследования. Основными методами для исследования проблем якобинской диктатуры явились: анализ, классификация и т.д.

Метод анализа использовался для выявления содержания источников по теме. Метод классификации – для выявления основных работ по теме исследования.

Глава 1. Французская революция: причины, этапы, основные итоги

1.1. Причины и начало Французской революции

Причины Французской революции являются дискуссионной проблемой в отечественной и зарубежной литературе.

А.В. Адо считает, что основной причиной революции является продовольственная проблема. На протяжение всего XVIII в. во Франции шла борьба за дешёвый хлеб. В 70-е годы движение на продовольственной почве приняло особо массовый характер. В 1773-1774 гг. оно охватило Лангедок, часть Гюйенны и Турени; весной 1775 г. в Париже развернулась «мучная война». С 1777 г. возобновились волнения в Лангедоке, отчасти в Керси., в 1782 – в Руанском генеральстве. Засуха и голод 1785 г. обострили хозяйственные трудности и недовольства, начавшийся экономический кризис 1787-1788 гг. и мощный подъём народных движений явились органическим элементом революционной ситуации. Волна продовольственных движений начала подниматься летом 1788 г., движение нарастало в течение осени-зимы, достигло апогея в марте-апреле 1789 г. и продолжалось до лета. По неполным подсчётам в первой половине 1789 г. в различных городах Франции вспыхнуло не меньше 130 бунтов. Продовольственные движения накануне революции выдвигались на первый план среди общего потока народных движений.

По мнению П.А. Кропоткина, революцию подготовили два главных течения. Одно из них – наплыв новых понятий относительно политического переустройства государства – исходило из буржуазии. Равенство всех людей, всеобщее повиновение закону, уничтожение феодальной зависимости – эти требования философ XVIII в. подготовили в умах падение расшатывающегося строя.

Другое же действие исходило из народных масс: крестьянства и городского пролетариата, стремившихся улучшить своё положение. Народные бунты начались с момента восшествия на престол Людовика XVI, затихали на некоторое время, но с 1786 г. они возобновились с новой силой. И двигателем бунтов был не столько голод, сколько отказ от платежа феодальных повинностей.

Таким образом, Кропоткин приходит к выводу, что революция может состояться только тогда, когда революционное действие, исходящее от народа, совпадает с движением революционной мысли, шедшим от образованных классов. Это произошло в Англии в 1648-1688 гг., и это произошло во Франции в 1789-1793 гг.

Г. Линдов также выделяет две главные причины революции. Первой причиной было политическое бессилие буржуазии. В конце XVIII в. вся власть была сосредоточена в руках короля, поддерживающего дворянство, которое потеряло свою экономическую силу. Сила была в руках буржуазии, но ей диктовало свою волю дворянство. Буржуазия платила налоги, но не знала, сколько в казне средств, сколько у казны расходов и на что тратятся народные деньги. Король мог легко отобрать собственность какого-нибудь капиталиста, свободу или жизнь. Буржуазии нужна была свобода, потому что она хотела покупать и продавать, ни у кого не спрашивая, она хотела наживаться, не боясь за свою собственность. Ей нужно было равенство, потому что она не хотела привилегий по происхождению, все должны были быть равны перед деньгами. Ей нужно было братство, потому что её презирали.

Второй причиной было тяжёлое положение крестьян. Феодальных повинностей была масса. Прежде всего, крестьянин платил правильный оброк. Мельницы, хлебопекарни и даже маслобойни имел право держать только помещик, и крестьянину в случае необходимости воспользоваться ими приходилось платить помещику, а плату помещик устанавливал, какую хотел. Разоряли крестьянские земли помещичьи голубятни и звери, на которых затем помещики охотились. Когда же крестьянин скашивал хлеб, надо было ждать сборщика государственных податей, который отбирал в пользу государства (и свою) сколько мог. Практически все необходимые средства пропитания были обложены высокими налогами. Помимо этого священник отбирал десятую часть покоса в пользу церкви («десятину»). Также крестьянин был обязан служить в армии и заниматься работами по строительству и ремонту дорог, мостов и т.д..

В.П. Волгин считает, что непосредственным толчком к ряду событий, приведших к падению феодально-абсолютистского порядка, послужил экономический кризис. Вся система финансового хозяйства французской монархии, и для правительства Людовика XVI кризис был неизбежен. В 1787 г. произошёл перелом в развитии промышленности и торговли, период подъёма закончился и начался кризис. Именно в 1787 г. появляется идея созыва Генеральных Штатов, совещательного собрания выборных представителей всех трёх сословий (духовенства, дворянства и третьего сословия: крестьян, рабочих и буржуа). 25 августа 1788 г. был призван «министр-реформатор» Неккер. В декабре 1788 г. король одобрил доклад Неккера, обещавший французскому обществу крупные реформы: периодичность созыва Генеральных Штатов, прекращение бесконтрольного расходования государственных средств, право «народа» утверждать налоги, равенство сословий при обложении налогом (за исключением мелкопоместных дворян, лично занятых хозяйством), административную реформу и некоторые другие изменения. Но народные массы уже были охвачены брожением, время реформ прошло.

Необходимо отметить не только внутриполитическую обстановку, но и международное положение Франции накануне революции. Годы, предшествовавшие революции, оказались периодом быстрого падения престижа французского абсолютизма не только внутри страны, но и вне её.

В.П. Волгин это связывает, прежде всего, с финансовым кризисом, всё более углублявшимся, по существу переходившим в государственное банкротство. Одним из первых симптомов надвигавшегося банкротства был торговый договор 1786 г. с Англией . Договор был подписан 26 сентября 1786 г. де-Рейневалем и Иденом и вступил в силу 10 мая 1787 г. Глава английского кабинета, Уильям Питт Младший, говорил о том, что договор выгоден для Франции, но для англичан он будет ещё более выгодным. Договор лишь незначительно улучшил положение некоторых статей французского экспорта. Например, пошлины на французские вина, водку и уксус были значительно снижены Англией, Франция не получала прав наиболее благоприятствуемой нации. Португальские вина оплачивались ещё более низкой пошлиной, и ввоз их в Англию не сократился после договора 1786 г. Между тем, положение французской промышленности, вследствие низких импортных пошлин на английские товары, резко ухудшилось. Раньше всего кризис обрушился на районы хлопчатобумажного и шерстяного производства. Капиталистическая мануфактура, начавшая применять простейшие станки, не смогла противостоять противнику, у которого были более усовершенствованные станки, и, сверх того, в Англии зарождался фабричный способ производства. В результате этого в районах производства ткани (Нормандия, Шампань и т.д.) за два года (1787-1789 гг.) сократилось наполовину, упала заработная плата, сократилось количество занятых станков. Только в Аббевиле и в Амьене в этой отрасли 36000 человек остались без работы.

Финансовой немощью абсолютистского правительства Волгин объясняет и капитуляцию Франции перед лицом финансовой и дипломатической интервенции Англии и военной интервенции Пруссии в Голландии в 1787 г. Франция, вопреки прямым и непосредственным интересам своей страны и недавно принятым обязательствам, отказалась встать на защиту своей союзницы Голландии. В результате этого Голландия оказалась в полной зависимости от Англии на ближайшие годы, а Франция нанесла удар по своему международному престижу. Англия укрепила своё международное положение, а Франция оказалась практически полностью изолированной. Фактически, единственным союзником Франции осталась Испания, но ввиду тогдашней слабости Испании ожидать от неё поддержки было трудно.

Н.И. Кареев отмечает ещё одно событие в области внешней политики, которое сильно повлияло на французское общественное мнение. Восстание английских североамериканских колоний против своей метрополии в 1774 г. и начавшаяся между ними война, объявление колониями своей независимости от Англии в 1776 г. и образование Североамериканских Соединённых Штатов, участие в этой войне нескольких выдающихся французских добровольцев и посылка самим правительством на помощь американцам войска под предводительством Рошамбо – всё это страшно взволновало французское общество. Оно видело в этом восстании и в образовании нового свободного государства применения тех принципов свободы и равенства, которые проповедовались французской литературой. Успех новой республики, подтверждённый Версальским миром в 1783 г., по которому европейские государства признавали независимость Соединённых Штатов, давал надежду на то, что новые идеи восторжествуют и во Франции. Большинство членов французского общества не знало, что колонии давно пользовались самоуправлением, правами личной свободы, что в Америке не существовало королевской власти, католического клира и феодальной аристократии. Французам казалось, что американцы создали своё государство на основании новых политических идей.

Таким образом, общепринятыми являются такие причины как:

тяжёлое положение крестьян и рабочих в конце XVIII в., стремившихся его улучшить;

политическое бессилие буржуазии, стремившейся к экономической свободе и равенству;

наплыв новых политических и философских идей, провозглашавших равенство всех людей вне зависимости от их происхождения или материального состояния;

кризис монархии и неправильная политика Людовика XVI, направленная, в первую очередь, на привилегированные сословия.

Помимо этого, были отмечены такие причины как:

продовольственная проблема и борьба крестьян за дешёвый хлеб;

глубокий финансово-экономический кризис, упадок промышленности и сельского хозяйства, фактическое банкротство Франции;

трудное положение Франции на международной арене и потеря прежнего международного престижа;

успех североамериканских колоний в борьбе за независимость, образование Соединённых Штатов, продемонстрировавших пример всеобщей свободы и равенства.

В общем и целом, французскому народу необходимы были перемены. 8 августа 1788 г. Людовик XVI был вынужден созвать Генеральные Штаты. Их открытие было назначено на 1 мая 1789 г.. Открылись они 5 мая 1789 г. в Версале, собралось 1200 человек; из них 300 были посланы духовенством, 300 дворянством и 600 третьим сословием. В виду того, что третьего сословия было вдвое больше, чем депутатов других сословий, взятых в отдельности, дворянство и духовенство требовали голосования по сословиям. То есть каждое сословие отдельно обсуждало вопрос, а потом на общем собрании подавало один голос: да или нет. Всего, следовательно, 3 голоса на 3 сословия. А так как дворянство и духовенство действовали практически всегда заодно, третье сословие оставалось бы в меньшинстве и не имело бы никакого значения. Поэтому депутаты третьего сословия требовали голосования по представителям, а дворянство и духовенство не соглашались и совещались отдельно, что вызывало недовольство среди народа.

17 июня 1789 г. третье сословие объявило себя Национальным собранием. Национальное собрание объявило, что старого сословного деления на три чина больше не существует, и все французы образовывают в политическом отношении единую нацию. Народ принял с восторгом это решение, но двор негодовал. 20 июня 1789 г., по воле короля, вход депутатам от третьего сословия в Версаль был закрыт. Но они не разошлись, а направились в манеж Jeu de Paume, где в присутствии большой публики произошла присяга депутатов не расходиться и собираться до тех пор, пока Франция не получит конституцию.

К Национальному собранию начали присоединяться представители и двух других сословий. Н.И. Кареев отмечает, что только 22 июня на заседании Национального собрания в церкви Святого Людовика около 150 представителей низшего духовенства торжественно присоединились к Национальному собранию.

23 июня 1789 г. состоялось королевское заседание, которое должно было быть «началомъ реакцiи противъ всего, что совершилось во имя новой идеи нацiи». Король произнёс повелительную речь в присутствии всех депутатов. Решения третьего сословия, как противоречащие законам и государственному устройству, были объявлены уничтоженными. Было объявлено, что если Генеральные Штаты не окажут поддержки благим намерениям власти, то король один будет трудиться во благо своих подданных, и будет считать себя единственным их представителем. Король приказал всем разойтись и собраться на следующий день каждому сословию в отдельной палате. Дворянство и духовенство повиновалось, но представители третьего сословия остались на местах. Граф Мирабо произнёс речь против оскорбительной диктатуры короля и напомнил Национальному собранию о присяге. Затем он сказал свои знаменитые слова: «Находясь здесь по воле народа, они разойдутся, уступая только силе штыков!». Национальное Собрание объявило, что принятые им решения сохраняют свою силу. Людовик сказал, что если депутаты не хотят расходиться, то пусть остаются. 27 июня произошло окончательное слияние депутатов дворянства и духовенства с третьим сословием.

Придворная партия во главе с Марией-Антуанеттой, женой Людовика XVI, не хотела примириться с победой третьего сословия. За первой попыткой контрреволюции, предпринятой 23 июня, должна была последовать вторая, и уже при помощи тех самых штыков, которые упоминал Мирабо. В начале июля к Парижу и Версалю начали стягиваться войска во главе с Бретейлем и Бролем. 9 июля Национальное собрание, принявшее в этот день название Конституанты (Учредительное собрание), просило короля об удалении войск, на что король отвечал, что войска необходимы для защиты самого Собрания. 11 июля стало известно, что Неккер получил отставку и приказ немедленно покинуть Францию. Было образовано новое министерство из Броля, Бретейля, Вогюйона и Фулона. 12 июля в Париж пришло известие об отставке Неккера. В саду саду Пале-Рояля один молодой человек, Камилл Демулен, страстно призывал народ к восстанию по поводу отставки Неккера. В тот же день начались уличные беспорядки, избиратели, собравшись в ратуши, установили новое городское управление и декретировали образование милиции из 48 тыс. граждан, из которой затем возникла Национальная гвардия. 13 июля восстание приняло ещё более грозные размеры. Наконец, 14 июля громадная толпа разграбила арсенал дома инвалидов, где было захвачено около 30 тыс. ружей и 20 пушек. Затем произошло взятие Бастилии. Народ хотел овладеть оружейным складом крепости, но встретил сопротивление. Приступ продолжался 5 часов и стоил немало жертв.

Когда Людовику XVI сообщили о событиях в Париже, он воскликнул: «Но ведь это бунт!» - «Нет, государь, - отвечал герцог Лианкур, - это – революция!». Большинство историков называют именно эту дату началом революции.

Подводя итог, можно сказать, что революция началась. Всё, что происходило до этого: крестьянские волнения, политические претензии третьего сословия, созыв Генеральных Штатов, переименованных затем в Национальное собрание – всё это было подготовительным этапом революции. Бастилия являлась своеобразным символом старого порядка во Франции. Тарле называл это событие одним из «грандиознейших в истории человечества».

1.2. Этапы и основные итоги Великой Французской революции

Хронологические рамки Великой Французской революции до сих пор являются одной из самых дискуссионных проблем в истории Франции. Большинство историков связывают начало революции с взятием Бастилии, хотя и на этот счёт существуют различные точки зрения.

Г. Линдов, например, относит непосредственное начало революции к 23 июня 1789 г., когда третье сословие отказалось покидать королевское заседание, а слова Мирабо о воле народа и силе штыков он называет «набатом революции».

Н.И. Кареев называет началом эпохи Французской революции открытие Генеральных штатов (5 мая 1789 г.)

Периодизация революции также является дискуссионным вопросом. На сегодняшний день не существует единого мнения о том, сколько этапов было в Великой Французской революции.

Например, Кареев всю эпоху революции разделяет на 2 этапа: с созыва Генеральных штатов до переворота 9 термидора и с переворота 9 термидора до переворота 18 брюмера. Причём эти 2 периода имеют одинаковую продолжительность, по 5 лет, но различный характер. Первое пятилетие характеризуется развитием революционного движения, достигающего кульминации в эпоху террора, второе – началом реакции, приводящей к бонапартовскому военному деспотизму.

Однако традиционно Великую Французскую революцию делят на несколько этапов: период конституционной монархии, жирондистский период и якобинский период; дополнительно некоторые учёные выделяют термидорианский период, период директории и период консульства Наполеона. Последние три этапа могу не входить в хронологические рамки собственно самой революции в зависимости от предложенной тем или иным историком хронологии.

Первый этап революции характеризуется большим количеством крестьянских восстаний. Крестьяне отлично понимали свою цель: вернуть отнятые у общины земли и отменить крепостные повинности. Если помещик добровольно выдавал крестьянам земельные росписи и отказывался от феодальных прав, то всё обходилось мирно. Если же феодал оказывал сопротивление или обращался к властям, то всё кончалось военным нападением, земли помещика грабились, замки сжигались. Таким образом в Дофине было сожжено 30 замков, во Франш-Конте – 42, в Маконне и Божоле – 72, в Оверни – 9, в Виеннуа – 12 монастырей и 5 замков. Городская буржуазия видела в этих восстаниях опасность. Но часть буржуазии понимала, что без крестьян ей не справиться с самодержавной королевской властью.

Ночью 4 августа 1789 г. Национальное собрание отменило серваж, сеньориальную юстицию, исключительные права охоты и голубятен, все финансовые привилегии и податные льготы, объявило выкупаемость феодальных прав и десятины, равенство всех граждан перед законом и в налогах, равный для всех доступ к гражданским и военным должностям. Потребовалось несколько дней, чтобы эти принципы были законодательно закреплены (декреты 4-11 августа), а 12 августа был назначен феодальный комитет для разработки подробностей законодательства о феодальных правах. По словам Кареева, «4 августа совершилось паденiе соцiальнаго феодализма».

После 4 августа крестьянское восстание вспыхнуло с новой силой. Повсюду уничтожается дичь и голубятни. Мирские земли, принадлежавшие общинам, захватываются крестьянами. На востоке возникает выдающееся явление: буржуазия выступила против крестьян. 10 августа 1789 г. Национальное собрание приняла меру против восставших крестьян. Оно дала разрешение муниципалитетам требовать войска, обезоруживать всех людей, не имеющих профессии и местожительства, разгонять скопища и судить их скорым судом. Чем крестьянское восстание становилось серьёзнее, тем больше буржуазия старалась задавить его. Но вести из Парижа, полученные после 4 августа, придавали восстанию новые силы.

Декреты 4-11 августа не уничтожили феодализм до конца. Во Франции сохранялось «право мёртвой руки»; десятина должна была платиться по-прежнему, пока государство не найдёт средств на жалование духовенству. Что же касается феодальных прав, то хотя Национальное собрание и провозгласило уничтожение феодального строя, но повинности оставались. Они могли быть выкуплены, но в августовских постановлениях не было сказано ничего об условиях и сроках выкупа.

На примере декретов 4-11 августа мы можем наблюдать очередной обман крестьян. Вот поэтому крестьянское восстание не прекратилось, а, наоборот, усилилось после принятия этих постановлений.

Следующим важнейшим событием на первом этапе революции было принятие Декларации прав человека и гражданина 26 августа 1789 г. Основой Декларации были идеи о равенстве и свободе, дающиеся от рождения каждому человека. Границы свободы, согласно Декларации, определялись только законом, который мог воспрещать только деяния вредные для общества.

В глазах короля и двора Декларация являлась нарушением всех божеских и человеческих прав. Он решительно отказался утвердить её, чем вызвал огромное недовольство народа. Двор готовился к удару по Парижу, что понимали члены Национального собрания. Революционеры, из которых Кропоткин отмечает Дантона, Марата и Лустало, смогли поднять народ. 5 октября народ пошёл на Версаль, в первую очередь ненависть людей была направлена не на Людовика, а на Марию-Антуанетту. Версаль был взят, вторжение народа во дворец нанесло королевской власти такой удар, от которого она уже не оправилась. Король был вынужден переехать во дворец, народ понял, что король теперь его пленник. Революция сделала огромный шаг вперёд.

В Национальном собрании страх перед народом проявился тотчас после 5 октября, депутаты отказывались переезжать в Париж, многие ушли в отставку. 21 октября 1789 г. был принят закон о военном положении, в соответствии с которым запрещалось устраивать народные сборища. Против этого закона в Собрании высказывались только Робеспьер и Бюзо, в печати против него активно протестовал Марат.

Достигнув власти, буржуазия разделила всех граждан на активных и пассивных. К первым относились все те, кто мог платить прямой налог ценностью как минимум в три рабочих дня. Ко вторым – вся основная масса людей. Пассивные граждане были лишены практически всех политических прав. Они не могли участвовать в избирательных собраниях первой степени, также не могли входить в состав гвардии.

Необходимо отметить также финансовые затруднения того периода: над Францией повисло банкротство, необходимо было искать средства. 2 ноября 1789 г. Собрание приняло экспроприацию церковных имуществ. А.З. Манфред расценивает это решение как уничтожение сословия духовенства. Всё имущество духовенства возвращается теперь к обществу, к нации.

С 1790 г. в революции наступило затишье. Её поддерживали только постоянные крестьянские восстания.

21 июня 1791 г. Людовик XVI попытался бежать из Франции вместе с семьёй, но его задержали. Народ расстроил план бегства.

В 1791 г. Учредительное собрание закончило свою работу над Конституцией. 14 сентября король лично явился в Собрание и принёс присягу в верности нации и закону. Конституция провозглашала равенство граждан, отмену сословных различий и феодального порядка, при этом важно отметить, что Конституция не признавала также религиозные обеты. Франция официально объявлялась монархией, особа короля считалась священной.

30 сентября 1791 г. Учредительное собрание объявило о прекращении своего существования, чтобы уступить место Законодательному собранию, при этом оно объявило о том, что никто из его членов не подлежит переизбранию в Законодательное собрание, в чём Н.И. Кареев видит большую политическую ошибку.

К концу 1791 г. лучшие революционеры стали отчаиваться в революции. Марат считал её погибшей, Камилл Демулен произносил слова отчаяния, Дантон вынужден был уехать в Лондон, чтобы избежать ареста.

Самым важным актом Законодательного собрания было объявление войны Австрии, которая открыто готовилась к войне, чтобы вернуть Людовику XVI все права, которыми он пользовался до 1789 г. 20 апреля 1792 г. был издан Декрет, в котором Собрание заявляло о том, что Франц I посягнул на суверенитет французской нации, попытался восстановить и вооружить друг против друга французских граждан и что Национальное собрание объявляет войну королю Венгрии и Богемии. Против этого решения протестовали Марат и Робеспьер, но Собрание, в частности многие жирондисты и якобинцы, не прислушалось к ним.

Между Законодательным собранием и Людовиком отношения были натянуты с самого начала. 10 августа 1792 г. начало восстание, Тюильри был взят приступом. После этого король со своей семьёй стали жить пленниками в цитадели Тампль. Было организовано новое министерство из жирондистов, министром юстиции стал главарь кордельерского клуба Дантон.

21 сентября 1792 г. открылся Конвент, в первом же своём заседании он отменил королевскую власть, на следующий день в другом декрете он повелел, чтобы все официальные документы помечались первым годом республики.

21 января 1793 г. Людовик XVI был казнён. Одно из главных препятствий возрождению республиканской Франции перестало существовать.

13 апреля 1793 г. Конвент, состоявший в основном из жирондистов, выпустил повеление об аресте Марата. Это выступление жирондистов закончилось полной неудачей. Народ любил Марата, чтобы дать его арестовать. Поднялась страшная агитация, 14 апреля могло вспыхнуть новое восстание, но монтаньяры, включая Робеспьера и самого Марата, смогли его остановить. Восстание началось 31 мая, но дело кончилось лишь второстепенными уступками. Тогда 2 июня весь Париж поднялся, более 100 тыс. вооруженных человек окружили здание Конвента, народ требовал отставки жирондистов. Конвент покорился и постановил исключения 31 жирондиста .

С этого момента начинается период якобинской диктатуры, который мы рассмотрим более подробно во второй главе.

О дате окончания революции также не существует единой точки зрения. Часть историков считают датой окончания революции 9 термидора II года (27 июля 1794 г.), когда состоялся контрреволюционный переворот, и М. Робеспьер был арестован. Например, П.А. Кропоткин называет эту дату концом революции, а дальнейшие события он считает реакционным террором. Линдов также придерживается мнения о том, что арест Робеспьера и его сподвижников послужил концом революции, а все дальнейшие события являлись уже ликвидацией революции.

Другая часть историков считает, что окончанием Великой Французской революции был 18 брюмера VIII года (9 ноября 1799 г.). Например, Кареев придерживается мнения о том, что 18 брюмера эпоха революции была закончена, и начинается эпоха консульства и империи Наполеона I.

По мнению третьей группы учёных, конец революции состоялся 2 декабря 1804 г., когда Наполеон I Бонапарт стал императором Франции. Например, В. Блос называл Французскую революцию кругом, 2 декабря 1804 г. круг закончился: во главе снова встал абсолютный монарх.

Итак, мы можем сделать вывод, что революция прошла несколько этапов: этап конституционной монархии, длившийся с начала революции до 10 августа 1792 г.; жирондистский период, продолжавшийся до 31 мая 1793 г.; якобинский период, закончившийся после переворота 9 термидора. Также некоторые учёные выделяют термидорианский период и период директории, закончившийся в 1799 г. после переворота 18 брюмера, совершённого Наполеоном Бонапартом.

Глава 2. Якобинцы. Приход к власти, диктатура, крах

1.1. Образование якобинского клуба и начало правления

Чтобы разобраться в сути якобинской политики, необходимо рассмотреть личности вождей.

Максимилиан Робеспьер уже в колледже своим безупречным поведением, любовью к труду и высокой чистотой помыслов являл пример добродетели. Максимилиан рано потерял мать, с детских лет стал проявлять склонность к благочестию и набожности. Робеспьер с детских лет был добрым и искренним человеком, заступался за слабых, имел много друзей. Под оболочкой жёсткости деспота он таил в себе сердце, слабое к тщеславию и гордости, и ему суждено было через это погибнуть.

Другим творцом революции был Жан-Поль Марат. Он был публицистом, которого любил народ. Марат везде видел врагов, его основное мнение было таково, что если революция не зарежет врагов, то враги зарежут революцию. 12 сентября 1789 г. Марат выпустил первый номер своей газеты «Друг народа». Он сразу начинает кампанию против Лафайета, Байи и Неккера. В конце января 1791 г. он восклицает: «Пусть народ возобновляет кровавые сцены 14 июля и 6 октября, до тех пор, пока не останется в живых ни одного врага революции!» Марат не верил конвентскому большинству: ни жирондистам, ни даже части монтаньяров. Он верил только народной массе, хотя и в ней он иногда отчаивался.

Необходимо также рассмотреть личность Сен-Жюста. Западные историки часто умаляют роль Сен-Жюста, считая его и Робеспьера за одно целое, точнее, изображают его, как меч диктатора. В этом есть доля истины, но факты говорят о том, что Сен-Жюст оказывал большое влияние на Робеспьера. Во время революции говорили, что у Сен-Жюста холодная голова и горячее сердце, в его душе всегда были неугасаемая жажда справедливости и любовь к человечеству.

Таким образом, необходимо отметить тот факт, что лидеры якобинцев не были тиранами, как их часто описывают. Их можно охарактеризовать как сильных людей, фанатично следовавших своей идее о справедливости и готовых пойти на любые жертвы, чтобы её достичь. Н.И. Кареев называет якобинцев не столько партией, сколько сектой. У якобинцев была главная идея – идея государства, родственная античному пониманию общины, пониманию его у Ришелье и у всех практических государственников эпохи абсолютизма, пониманию его у Гоббса и у Руссо, последний из которых и был главным якобинским авторитетом. Себя они считали патриотами, всех остальных они считали или врагами патриотизма, например, аристократов и сторонников индивидуальной свободы (жирондистов), или не доросшими до патриотизма, каковы для них были «санкюлоты». В государстве они видели великую силу, которая должна подчинить все проявления человеческого бытия, воспитывать гражданина для своих целей, требовать от него полного повиновения, устанавливать в частной и социальной жизни всё, включая религию, которая тоже должна быть гражданской.

Первоначальная история якобинского клуба мало известна. Ещё в самое первое время революции, до королевского заседания 23 июня 1789 г., в Версале существовал Бретонский клуб. В заседаниях клуба участвовали депутаты, сначала только бретонцы, сходившиеся в кафе, чтобы поговорить об общих делах. Постепенно они притянули к себе депутатов из других провинций: Мирабо, Барнав, Робеспьер, братья де-Ламеты и др. В клубе принимались важные решения, которые проводились потом в Собрании. После 5-6 октября клуб продолжал свои заседания в Париже. Версальский комитет патриотов осенью 1789 г. реорганизовался в «Общество революции», а затем в «Общество друзей Конституции, заседающее у якобинцев в Париже». После того как клуб нанял себе помещение в старом якобинском монастыре, враги революции дали ему кличку – якобинцы. Сначала члены клуба отказывались от этого названия, но позже, с установлением республики, стали называть себя «Обществом якобинцев, друзей свободы и равенства». 8 февраля общество приняло регламент, составленный Барнавом. Целями общества были: 1)предварительно обсуждать вопросы, которые должны быть решены в Собрании, 2)трудиться над созданием и утверждением Конституции, 3)переписываться с другими обществами того же рода. Бюро клуба состояло из председателя, выбиравшегося на 2 месяца, четырёх секретарей и казначея. К середине августа 1790 г. было более 150 филиальных отделений клуба, в эпоху республики количество превышало 1 тысячу. Законодательное собрание относилось к клубам благосклонно, а в период Конвента такие общества сделались государственными учреждениями.

1 2