">
Лингвистика и языки Русский язык
Информация о работе

Тема: Язык как общественное явление

Описание: Язык и речь. Полисемия. Классификация звуков речи: гласных и согласных звуков. Агглютинация и фузия. Внутренняя флексия. Сложное Предложение. Сочинение. История письма. Этапы развития. Система речевых действий есть речевая деятельность.
Предмет: Лингвистика и языки.
Дисциплина: Русский язык.
Тип: Курсовая работа
Дата: 19.08.2012 г.
Язык: Русский
Скачиваний: 72
Поднять уникальность

Похожие работы:

2) пароходство, земледелие, где корень соединен с «подобием слова», так как части [-ход-ств-о], [-дэл-иj-э] состоят из корня и суффикса и оформлены флексией, но састоятельно не существуют в языке;

3) лесозаготовки, землеустройство, где корень через соединительную гласную связан с полным нормальным словом (заготовки, устройство).

Таковы подтипы русских сложных слов через соединительные гласные.

II тип (без соединительных гласных) имеет подтипы, в которых сочетаются усеченные слова и корни:

1) колхоз, профорг – усечение корней (коллективное хозяйство и профсоюзный организатор);

2) эсминец, наркомат – сочетание усеченного корня прилагательного (эскадренный, народный) и полного слова с «вынутой серединой» (мин[онос]ец, ком[иссари]ат);

3) профбилет, главвино – сочетание усеченного корня или слова с полным нормальным словом (билет, вино).

Сюда же примыкают и такие типы слов, как киноактер, вакуум-аппарат, фотостудия, кают-компания, стон-линия, икс-лучи, «Ната-вальс»1 эхо-вариант2, а также: Волховстрой, Тулауголь, Андреевуголь и т. п.3.

Среди служебных слов следует различать:

1. Предлoги, которые выражают подчинительные отношения между членами предложения (еду в метро, жду у метро, пойду к метро, а также: пошел к сестре, гляжу на тебя, знаком с ней) или уточняют падежные значения (у него, за него, от него; в нем, на нем, о нем и т. п.)1. Предлоги служат для выражения отношений: пространственных (в, на, над, за, у и т. п.), временных (до, после, перед и т. п.), целевых (для), причинных (из-за, благодаря, вследствие) и пр.

1 Ср. в немецком языке: auf dem (den), in dem (den), mil dem (den) и т. п.

 

В тех языках, где не бывает префиксов, обычно не бывает и предлогов, их заменяют послелоги, служебные слова с функциями предлогов, но стоящие сзади слова; например, русской надписи в трамвае «Место для детей» с предлогом в азербайджанском соответствует надпись с послелогом: Йер балалар учун, где учун – «для» – послелог.

2. С o ю з ы, которые выражают сочинительные отношения как в простом, так и в сложном предложении (соединительные: и, да [д?]; противительные: а, но, да [д?]; разделительные:или – или;

ли – ли; либо – либо и т. п.).

В сложном предложении безударные что, как, когда, чтобы выражают подчинительную связь (для чего в простом предложении служат предлоги)1. Союзы могут быть и составные:потому что, в случае если, несмотря на то что и т. п. и парные если – то, хотя – однако и т. п.

1 В таких случаях простого предложения, как; Меня одевали как куколку – эллипсис из: Меня одевали, как одевают куколку (см. иначе: Щ е р б а Л. В. О частях речи в русском языке // Русская речь. Новая серия. Вып. II, 1928. С. 22; см.:          Щ е р б а Л. В. Избранные работы по русскому языку. М.: Учпедгиз, 1957. С. 63– 85).[Перепеч. в кн.: Щ е р б а Л. В. Языковая система и речевая деятельность. Л.: Наука, 1974].

 

3. Частuцы могут выражать или:

а) модaльные значения1, т. е. отношение говорящего к тому, что он высказывает как целевую установку высказывания, например: усиленное утверждение (же, ведь, да [дэ]); отрицание (не, ни); вопрос (ли); условность (бы); побудительность (пусть, пускай, давай-ка); желательность (хотя бы, лишь бы); сомнение (де, мол, якобы);

б) немодaльные значения, как: ограничительное (только, лишь, один, одна, одно, одни, исключительно, единственно); определительное (именно, прямо, как раз, точь-в-точь); указательное (вот, вон, это, то, та, тот, те, там, тогда); неопределенное (что-либо, -нибудь, угодно и кое-что при местоимениях); присоединительное (тоже, также, итак, все, еще); значение приблизительности (почти, чуть не); выделительное (а, и, и же, да, даже, все, еще и т. п.)2.

1 См. § 54, сноска в начале параграфа.

2 Из приведенного перечня видно, что «одно и то же», например и, на самом деле в языке может быть очень «разным»: 1) и – союз (кот и повар), 2) и – частица (и странно это слушать). См. в «Словаре русского языка» изд. АН СССР статью Л. В. Щербы на вокабулу «и».

 

4. А р т u к л ь1. Артикли свойственны далеко не всем языкам. Они необходимы в арабском, романских и германских языках. Для теории служебных слов артикли очень существенны. Они не выражают отношений между членами предложения, не образуют синтаксических форм языка, но являются наиболее типичными «грамматическими сопроводителями» знаменательных слов.

1 Артuкль – от французского article из латинского arliculus – «сустав», «член».

 

1) Первая грамматическая функция артикля – это «грамматическое обозначение своего сопровождаемого», т. е. признак имени. Таков однозначный артикль арабского языка. Благодаря этому во многих языках присоединение артикля к неименным словам и формам переводит их в существительное. Так возникает конверсия 1, когда данное слово переходит в другую категорию и попадает в иную парадигму без изменения своего морфологического состава. Так, в немецком языке schreiben – «писать», a das Schreiben –«письмо» (т. е. «писание»); во французском diner, souper – «обедать», «ужинать», a Iediner, Ie souper – «обед», «ужин», charme [Jarm] – «чаруй», но Ie charme – «очарование»; в английском play [plei] – «играй», a the play – «игра» и т. п. В русском такой субстантивации глаголов быть не может2, так как нет артикля; в нем надо прибегать к морфологическим способам словообразования, чтобы получить новое слово: обедать – обед; играть – игра; жить – житье и т. п.

1 См.: Смирницкий А. И. Так называемая конверсия и чередование звуков в английском языке // Иностранные языки в школе, 1954. № 3.

Конверсия – от латинского conversio – «изменение».

 

 

В тех языках, где есть артикль, можно превращать целые предложения в существительное; например, во французском: Il va et vient – «он ходит и приходит» и Ie vaet vient – «хождение взад и вперед», chez soi – «у себя» и Ie chez soi – «свой дом» и т. п. То же в немецком языке, например an und fur sich sein – «существовать в себе и для себя» и dasAn und fur sich Sein – «бытие в себе и для себя» и т. д.

2) В т о р а я грамматическая функция артикля – это различение грамматической категории определенности и неопределенности, когда существуют парные артикли: the – a (an) – в английском; der – ein, die – eine, das – ein – в немецком; Ie – un, la – une – во французском и т. п. Категория, сопровождающаяся определенным артиклем, как правило, выражает грамматически то, что уже известно собеседникам, либо то, что у собеседников во время разговора перед глазами, либо нечто особо индивидуально выделяемое; категория же, сопровождающаяся неопределенным артиклем, наоборот, показывает грамматически, что речь идет о том, что не окрашено индивидуальным, что берется в обобщенном плане и чего нет перед глазами во время данного разговора.

В русском языке, где нет артиклей, эти грамматические значения выражаются: 1) служебным словом один (одна, одно, одни) (из числительного один и т. д.): «Зашел один товарищ и принес одну книжку» и т. п.; 2) употреблением родительного падежа вместо винительного при отрицании: «Я не вижу книгу» (определенность), «Я не вижу книги»(неопределенность); 3) интонацией.

1 От латинского substantivum – «существительное», субстантивация – «превращение в существительное».

2 Кроме случаев собачьих кличек для борзых и гончих: Карай, Угадай, Откатай, Заливай, Порывай и т. п., а также редкие случаи топонимики, например площадь Разгуляй (в Москве), или название кабаре 20-х гг. «Не рыдай»;такие же случаи, как склоняемые существительные печь, течь и спрягаемые глаголы печь, течь, представляют собой омонимы (см. гл. II, § 15).

 

Указанными двумя грамматическими функциями исчерпывается роль английского артикля.

3)Третья грамматическая функция артикля – это различение рода в чистом виде, т. е. при том же слове в той же форме, что встречается редко, чаще при названиях каких-либо народов, язык которых не знает различений рода, например в немецком der Hausa –«мужчина из племени хауса» и die Hausa – «женщина из племени хауса». Так как в тех языках, где имеется различение рода, существительные должны быть отнесены к какому-либо роду, то в языках с наличием артикля в единственном числе имеются артикли для разных родов, во множественном различие рода утрачивается1.

1 Ср. в русском, где нет артикля, но слова во множественном числе не относятся к тому или иному роду, что ясно из примеров слов, которые употребляются только во множественном числе, например: дрова, сливки, ножницы, сани и т. п.

 

Немецкий язык различает артиклями три рода, французский – два:



4) Четвертая грамматическая функция артикля – это различение числа. Наиболее ясно это во французском языке, где сами слова не имеют окончаний множественного числа: так, само по себе слово [?a] – «ша» – и «кот», и «коты», но благодаря различию артиклей: [l??a] значит «кот», a [l??a] значит «коты»1.

1 Во французской орфографии пишется во множественном числе -S: Ie chat – les chats, но это лишь условность этимологической орфографии и к современному французскому языку это -s никакого отношения не имеет.

 

В немецком языке для выражения множественного числа обычно меняется не только артикль, но и форма слова: der Hose – «заяц», die Hasen – «зайцы», das Buch – «книга», dieBucher – «книги», der Ochs – «бык», die Ochsen – «быки» и т. п., но в случаях, например, dasFenster – «окно», die Fenster– «окна», der Arbeit-er – «рабочий», die Arbeiter – «рабочие» только перемена артикля показывает изменение числа1.

1 В случае die Mutter – «мать», die Mutter – «матери», наоборот, только внутренняя флексия (и – и) различает число, а артикль не меняется, см. сноску в конце § 43.

 

5) Наконец, артикль может брать на себя «тяжесть» выражения отношений между членами предложений, т. е. склоняться, освобождая от этой «обязанности» существительные, что бывает редко, например в немецком языке:

 



Благодаря такой способности артикля склоняться существительное может терять падежные формы и оставаться неизменным; так, в немецком языке прежнее склонение словаder Tisch – «стол»: des Tisches, dem Tische, den Tisch – заменяется в современном немецком языке склонением: des Tisches, dem Tisch, den Tisch1.

1 Этот грамматический факт не надо путать с так называемым «апострофиро-ванным» немецким произношением типа Кпав (откуда и идет название «апостро-фированное», т. е. когда непроизносимая гласная обозначается на письме апострофом) вместо Knabe – здесь чисто фонетическое явление редукции гласной до нуля; то же самое в русских «звательных формах» Надь! Сереж! где конечные согласные произносятся звонко, поэтому конец слова на гласной, которая здесь также «апострофирована».

 

В немецком есть еще особый «отрицательный артикль» – kein.

В языках, имеющих артикль, отсутствие последнего, т. е. нулевой артикль, имеет особое грамматическое значение (так же как отсутствие флексии в одной из форм словоизменения является нулевой флексией).

5. Вспомога2 тельные глаголы также относятся к служебным словам, хотя они и имеют формы словоизменения.

При употреблении вспомогательных глаголов основной, знаменательный глагол может не менять своей формы, а оставаться неизменяемым в самой общей форме, например в инфинитиве; при этом выражение лица, числа, времени и тому подобных глагольных грамматических значений берет на себя вспомогательный глагол, который при этом не выражает никакой знаменательности, а служит для выражения только реляционных грамматических значений. Так, спряжение будущего времени глаголов несовершенного вида в русском языке осуществляется формами вспомогательного глагола быть:



В других языках такие «составные» (или аналитические) формы употребляются не только для будущего времени, но и для прошедшего и даже для настоящего, и при этом знаменательная часть «состояний формы» может быть причастием; например, в немецком языке: Ich habe gelesen – «я читал», Ich bin gegangen – «я пошел»; или во французском языке: Jai lu – «я читал», Javais lu– «я читал» (до чего-то другого), Je suis venu – «я пришел», Jetais parti – «я уехал»; или в английском языке: I have read – «я читал», I amsmoking – «я курю» (в настоящий момент), где знаменательная часть – причастие, ср. не «составную форму» настоящего времени: I smoke – «я курю» (вообще, т. е. «имею свойство курить»).

Различие однокорневых непереходных и переходных глаголов в русском языке имеет регулярное выражение через перемену класса глагола (как: чернеть – чернить, молодеть – молодить» т. п.); по-немецки это же различие выражается переменой вспомогательного глагола: schwarz werden – «чернеть» (буквально: «черным становиться») и schwarz machen– «чернить» (буквально: «черным делать»), где знаменательное слово не глагол, а прилагательное.

Во французском языке понудительное значение в глаголе выражается вспомогательным глаголом faire – «делать», откуда возможны такие «составные формы», как faire faire – «заставить делать» (буквально: «делать делать»), где первое faire – вспомогательный глагол, а второе faire – знаменательный глагол.

Обычно в языках в качестве вспомогательных употребляются глаголы со значением «быть» и «иметь»; немецкие sein, haben; английские be, have; французские etre, avoir;русское быть – и как член «составной формы» Я буду читать и т. д. с инфинитивом знаменательного глагола, и как связка – элемент составного сказуемого, где в качестве знаменательного (присвязочного) слова могут быть любые части речи (но только не глагол в инфинитиве!): Я был болен; Он был учителем наших детей; Жаль было отца1, На улице было холодно; Крепость была взята. В русском языке глагол иметь как вспомогательный почти не употребляется, за исключением устарелых торжественных формул: Погребение(или заседание) имеет быть, где быть –знаменательный глагол, a имеет – вспомогательный.

В некоторых языках сочетание знаменательного и вспомогательного глагола может лексикализоваться в одно слово; например, в украинском языке такие формы простого будущего времени (из бывшего сложного), как: писатиму, писатимеш, писатиме – «я буду, ты будешь, он будет писать», где -иму, -имеш, -име – бывший вспомогательный глаголиметь.

Для выражения особых видовых оттенков начинания или завершения процесса в русском языке употребляются как вспомогательные глаголы начать и кончить; ср. «Он начал петь»(= он запел); «Он кончил звонить (= он отзвонил) и т. п.

В качестве связок могут употребляться и различные «глаголы движений, намерений» и т. п., например: «Он сел обедать»; «Он пошел гулять»; «Он намеревался уехать»; «Oн хотел сказать» и т. п.

Связки также могут быть и нулевыми, ср.: Он был болен – прошедшее время, показанное связкой был, и Он болен – настоящее время, показанное нулевой связкой, т. е. отсутствием связок был, буду, что показывает прошедшее и будущее время по сравнению с отсутствием связки – настоящее время (см. об этом ниже, § 61).

1 В случае: Жаль было уезжать инфинитив уезжать не входит в составное сказуемое, а является отдельным членом предложения.

 

6. Слова2   степени– это те бывшие «наречия степени», которые сопровождают качественные прилагательные и наречия при образовании степеней сравнения: «Она болеекрасива»; «Она очень красива»; «Он рассказывал более увлекательно» и т. п.; ср. во французском языке употребляющиеся для этой цели слова plus, moins;в английском more,most и т. д. От соответствующих наречий слова степени отличаются тем же, чем отличаются наречия от деепричастий и существительных в косвенных падежах, т. е. особым типом выражаемой абстракции и соотношения лексического и грамматического значения (см. выше, § 43), а также особыми синтаксическими свойствами (свойства сочетаемости с другими лексемами). В качестве «слов степени» могут выступать и местоименные по происхождению слова: «Она самая красивая»; «Она всего красивее».

7. Пусты2 е слова. Некоторые служебные слова не образуют особо четкой категории, но в их «служебности» не приходится сомневаться, так как они сопровождают знаменательные слова и выражают такие грамматические оттенки, которые в других языках выражаются аффиксами. Так, в турецком и английском языках, где нет категории грамматического рода, бывает потребность различать пол животных; тогда на помощь приходят «пустые слова»; например, в английском the catu в турецком kedi – и «кот», и «кошка», когда же это требуется различить, то в английском используются местоимения he– «он» и she – «она», а в турецком слова erkek – «самец» и disi – «самка», поэтому:



И в русском бывают аналогичные случаи: ворон-самец, ворон-самка; рысь-самец, рысь-самка; а также женщина-врач, мужчина-прачка (С т а н ю к о в и ч) и т. п.

Во многих языках нет аффиксальных возможностей образовать уменьшительные существительные типа книжечка, котенок и т. п. (или же такие возможности малоупотребительны), тогда приходят на помощь слова со значениями «сын», «маленький» и т. п., и они берут на себя роль «пустых слов», показателей данного грамматического значения. Так, в китайском языке [roy3]1 – «собака», [эрл] – «сын», а [rоу3 эрл] – «щенок»; во французском chat – «кот», petit – «малый», «маленький», a Ie petit chat – «котенок»; в английском book – «книга», little – «маленький», a a little book – «книжечка» (ср. a smallbook– «маленькая книга»). Таково же употребление слова со значением «сын» при имени отца для выражения того, что в русском составляет отчество: древнееврейское Бен-Акиба,арабское Ибн-Искандер, тюркское Гулам- Оглы и т. п.; ср. в официальном русском языкеXVIII–XIX вв. Иван Никифоров сын Довгочхун (Н. В. Г о г о л ь) и т. п.

25) Как уже выше было сказано, линейность речи позволяет ее рассматривать как цепь с последовательно расположенными во временной (а на письме – и пространственной) последовательности, причем порядок расположения звеньев этой цепи (ее сегментов) может иметь значимость. Это относится и к фонемной цепи (ср. тук, тку, кут и т. д., см. гл. I, § 5), и к морфемной цепи в составе лексемы (ср. в немецком языке Kindchen – «ребятенок», аKinderchen – «ребятишки» от Kind – «дитя» или в тюркских глаголах, например, в казахском:барды – «он ушел», а бармады – «он не ушел» и т. п.); то же может относиться и к цепочке слов, образующих высказывание, где во многих случаях перемена места лексем в речевое цепи (перестановка слов) может служить выразительным средством для грамматических значений. Это очень различно для тех языков, где слова могут своим изменением показывать свою роль в предложении и где слова морфологически не меняются и только по порядку слов в предложении можно понять, что есть подлежащее, что есть дополнение и иные смысловые моменты, связанные не только с оформлением отдельных слов, но и с их порядком в целом.

Есть языки, в которых такие грамматические отношения, как отношения подлежащего и дополнения (субъекта и объекта) не зависят от порядка слов; например, в латинском языке высказывание о том, что «отец любит сына», можно изложить шестью разными «порядками»: 1) pater amat filium; 2) pater filium amat; 3) amat pater filium; 4) amat filiumpater; 5) filium pater amat; 6) filium amat pater, где pater – «отец» всегда остается подлежащим, а filium – «сына» – дополнением.

Конечно, какой-то один из этих порядков является более привычным, обычным и нормальным; это норма нейтрального высказывания; остальные могут быть использованы со стилистическими целями.

В других языках это бывает иначе: если перевести приведенное латинское предложение или аналогичное на разные языки, то в разных языках вопрос о роли порядка слов получает различное решение:

латинский: pater amat filium; mater amat filiam;

русский: отец любит сына; мать любит дочь;

немецкий: der Voter liebt den Sohn; die Mutter liebt die Tochter;

английский: the father loves the son; the mother loves the daughter;

французский: Ie pere aime Ie fils; la mere aime la fille.

 

В латинском языке порядок слов (как было указано выше) не выражает грамматических значений, и тем самым возможны любые перестановки слов в предложении без изменения значения целого, тогда как в других языках это не так.

В русском для существительных женского рода на -а, -я и для существительных мужского рода одушевленных дело обстоит так же, как и в латинском: сестра любит собаку, отец любит сына (возможны любые перестановки без изменения грамматических значений), но для существительных неодушевленных мужского рода, для существительных среднего рода и женского рода на мягкую или шипящую согласную и для всех несклоняемых существительных дело обстоит иначе; ср. стол царапает стул, бытие определяет сознание, цепь дробит кость, кенгуру делает антраша, где понимание того, что есть подлежащее, а что – дополнение, определяется только местом: до сказуемого или после него. В немецком все зависит от формы артикля: для женского и среднего рода он не различает именительного и винительного падежа, для мужского артикль может различать подлежащее (der) и прямое дополнение (den); в английском же и французском, где нет склонения существительных и артиклей, понимание того, что есть подлежащее и что – прямое дополнение, всецело зависит от порядка слов.

Порядок слов может также различать определение и определяемое. В русском языке этого, как правило, не требуется, потому что формы прилагательного-определения и существительного-определяемого различны; ср. круглый дом и домашний круг; однако в таких случаях, как глухие ученые и ученые глухие, только порядок слов показывает, что – определение и что – определяемое.

Есть и такие языки, где для данного грамматического отношения порядок слов является решающим; так, например, в казахском языке (где существительные и прилагательные, как правило, не различаются) только по порядку слов можно установить, что является определяемым («существительным») и что определяющим («прилагательным»): сагат калта – «часовой карман» (карман для часов), а калта сагат – «карманные часы», ыдыс темир –«посудное железо» (железо для изготовления посуды), а темир ыдыс – «железная посуда». Аналогичные явления встречаются и в английском языке, где есть особые прилагательные, многие существительные по конверсии могут выступать в роли прилагательных; бывает и так, что два слова могут стоять в прямом и обратном порядке (как в казахском языке).

Порядок слов для выражения этого грамматического отношения может быть различным в разных языках; так, глухие ученые по-французски les savants («ученые») sourds («глухие»), а ученые глухие – les sourds («глухие») savants («ученые»), т. е. противоположность тому порядку, который принят в русском.

В тех языках, где порядок слов фиксирован для выражения грамматических отношений, он с трудом может быть использован для стилистических целей, и, наоборот, в языках, где порядок слов свободен, перестановка слов, в широком смысле инверсия1, – очень сильное стилистическое средство; ср. в русском: Я видел отца – Видел я отца – Отца я видел – Отца видел я и т. п.

Ударе2 ние только тогда может быть выразительным средством в грамматике, когда оно изменчиво. Поэтому тоновое ударение всегда может быть грамматическим способом вследствие

своей политони2 чности 1,т.е. изменяемости тона на том же слоге; например, в литовском языке dviem (с нисходящим тоном) – «двум», adviem (с восходящим тоном) – «двумя»; в сербском ствари (с нисходящим ударением) – «вещи» (род. п. ед. ч. от ствар –«вещь»), а ствари (с восходящим ударением) – «в вещи» (местн. п. ед. ч.); в языке шиллук (Восточная Африка) jit с высоким тоном – «ухо», а с низким – «уши»; в другом африканском языке, тсвана, kemotho с низким тоном – «я человек», а то же с высоким тоном на первом слоге (kemotho) – «он человек».

1 Политони2чность – от греческого polys – «много» и tones – «ударение».

 

Так использовать динамическое ударение нельзя вследствие его монотон2чности2т.е. однородности. Но в случае возможности передвижения ударения оно делается очень удобным грамматическим способом.

СПОСОБ ИНТОНАЦИИ

Интона2ция, как мы установили выше, относится не к слову, а к фразе (см. § 32) и тем самым грамматически связана с предложением и его строением.

1) Прежде всего это относится к модальной1форме предложения: при том же порядке тех же слов во многих языках можно отличать интонацией вопросительные предложения от утвердительных, предложения, выражающие сомнение, от предложений, выражающих удивление или побуждение, и т. п. (Он пришел?; Он пришел; Он пришел...; Он... пришел? и т. п.). Эти оттенки выражаются градацией высоты, интенсивности и темпа.

1 Модальный – от латинского modus – «способ»; модальные значения в грамматике выражают целевую установку высказывания (убеждение, вопрос, сомнение, приказание или личные отношения говорящего к тому, что он говорит, и т. п.).

 

2) Расстановка и градация пауз внутри предложения может показывать группировку членов предложения или расчленение предложения, например: Ходить долго – не мог иХодить – долго не мог; Человек – с портфелем пришел и Человек с портфелем – пришел1.

1 На этом же основан и анекдот с «роковой» запятой: Казнить, нельзя миловать и Казнить нельзя, миловать.

 

3) Паузирование может различать простое и сложное предложение; без паузы: Вижу лицо в морщинах – простое предложение, с паузами; Вижу: лицо – в морщинах – сложное, где двоеточие и тире обозначают соответственно паузы.

4) Интонацией можно отличать сочинительную связь от подчинительной при отсутствии союзов; например, с интонацией перечисления (т. е. с повторением той же интонационной волны). Лес рубят, щепки летят – сочинение, а с контрастной интонацией обеих половин (первая на высоком тоне, вторая – на низком) Лес рубят – щепки летят –подчинение, гделес рубят –придаточное предложение, а щепки летят – главное.

5) Особое явление представляет собой так называемое «логическое ударение», т. е. то или иное смещение фразового ударения (см. гл. III, § 32) для логического выделения («подчеркивания») каких-либо элементов предложения; особенно отчетливо это выявляется в вопросительном предложении, где нормальное для русского языка фразовое ударение конца фразы (тогда вопрос относится ко всему целому) может перемещаться в середину или начало фразы, чтобы показать, к чему именно относится вопрос:

Ты сегодня пойдешь в институ2т? (а не куда-то);

Ты сегодня пойде2шь в институт ? (а не поедешь);

Ты сего2дня пойдешь в институт ? (а не завтра);

Ты2 сегодня пойдешь в институт ? (а не кто-нибудь другой).

6) Интонацией, а именно убыстрением темпа и ломкой нормальной интонационной волны, выделяются вводные слова и выражения, чем они и отличаются от членов предложения; например: Он безусловно прав (без выделения обстоятельства безусловно) иОн, безусловно, прав (с выделением вводного слова безусловно), или: Он может быть здесь(без выделения сказуемого может быть) и Он, может быть, здесь(с выделением вводных слов может быть).

Выражение экспрессии и прежде всего различных чувств (радости, гнева, восторга, умиления, огорчения и т. п.) тесно связано с интонацией, но к области грамматики не относится, равно как и придание тем или иным словам особого смысла, например иронического, что тоже достигается интонацией.

Не во всяком языке интонация легко используется как грамматический способ. Так, например, французская, с точки зрения русских «напевная», интонация очень безразлична к выражению грамматики (поэтому по-французски можно спрашивать и отвечать с той же интонационной волной, но при вопросе употреблять служебную вопросительную частицуest ce que1).

1 Во французских грамматиках такие вопросительные частицы называются les pronoms interrogatifs, т. е. «вопросительные местоимения».

 

Нейтральную интонацию какого-либо языка, отклонение от которой можно использовать как грамматический способ, легче всего определять на интонировании счета (ср. в русском:раз, два; раз, два, три; раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь... и т. д., где при любом количестве числительных на первом происходит подъем, а на последнем – падение интонации, тогда как вся середина интонируется ровно, и во французском: ип, deux; un,deux, trois;ип, deux, trois, quatre, cing, six, sept..., где внутри любой длины фразы имеются подъемы и понижения); чем более «плоская» и, казалось бы, менее «выразительная» интонация, тем легче она может быть использована в грамматике как выразительный способ; именно такова русская интонация.

Супплетивизм — образование словоизменительной формы некоторого слова уникальным для языка образом (часто — от другого корня и/или при помощи уникального чередования). Такая форма называется супплетивной формой илисупплетивом.

Например, в русском языке прошедшее время глагола образуется при помощи суффикса -л, добавляемого к основеинфинитива:

делать — делал,

сделать — сделал,

думать — думал,

знать — знал,

прясть — прял,

идти — шёл.

В последней паре слово «шёл» является супплетивной формой, так как образовано от другого корня; чередование «ид — ш» в русском языке уникально и выступает только при образовании этой формы. Форма прял от прясти не является супплетивной (ср. вести — вёл, мести — мёл и т. п.)

В языках мира супплетивными обычно оказываются парадигмы немногих самых распространённых слов; глагола быть (ср. рус.быть — есть, англ. be — am — is — are), идти (ср. фр. je vais — jallais — jirai), существительных (ср. рус. человек — люди,англ. person — people), местоимений (ср. рус. он — его, англ. I — mine, нем. ich — meiner), наречий (ср. рус. хорошо — лучше,исп. bien — mejor, англ. good — better).

Исторически супплетивизм объясняется как объединение форм двух первоначально разных лексем в одной словоизменительной парадигме (например, он и его — первоначально формы двух разных славянских местоимений, онъ тот, дальний и и этот, он; французские основы all-, v- и ir- восходят к трём разным латинским глаголам, ambulare, vadere и ire).

26) Синтетический и Аналитический строй языков

Синтетический – от греческого synthetikos (synthesis –«сочетание, составление») – «получающийся в результате синтеза», «объединяющий».

Аналитический – от греческого analytikos (analysis – «развязывание», «разрешение») – «получающийся в результате анализа», «разъединяющий».

Синтетический способ — это способ образования новых форм глагола путём внутренних изменений структуры слова. В этом случае к глаголу могут добавляться суффиксы (например: work — works, worked, working) или изменяться гласные в основе глагола (например: find — found, meet — met), а иногда то и другое одновременно (например: teach — taught).

Аналитический способ — это способ образования новых форм с помощью вспомогательных глаголов. В этом случае каждая новая форма состоит, как минимум, из двух частей — вспомогательного глагола, который утратил свое лексическое значение, и полнозначного глагола, который является носителем лексического значения. Например, has в сочетании ‘has worked’ указывает на 3-е лицо единственного числа, настоящее время, изъявительное наклонение и действительный залог, тогда как worked передаёт значение работать. Однако представление о всей грамматической форме создаётся только совокупностью обоих элементов, т. е. из всего сочетания ‘has worked’ мы узнаем, что это форма, называемая Present Perfect. В английском языке есть аналитические формы, которые состоят из нескольких вспомогательных глаголов. Они называются сложными аналитическими формами, например: The letter has been written. Письмо написано. , (The Present Perfect Passive) He has been overworking Он очень много работает lately. (The Present Perfect в последнее время. Continuous)

27) Грамматическая категория

Грамматическая категория – ряд противопоставленных друг другу однородных грамматических значений, систематически выражаемых теми или иными формальными показателями. Например, грамматич. категория падежа объединяется единством самого отвлеченного значения отношения («нечто относится к чему-то») и противопоставлением частных отношений – объектных, субъектных, определительных.

Грамматическая категория - ряд противопоставленных однородных грам. значений, которые выражаются теми или иными формальными показателями.

Грам. категории могут различаться:

1. по кол-ву граммем

ед.ч. - мн.ч. (бинарная)

2. по способу выражения грам. значения

синтетическая (внутри слова):

- классифицирующая

- формообразующая

аналитическая (в предложении)

3. по хар-ру выражения значения и отношения к действительности

В рус.языке:

-категория рода

-кат-я одушевленности - неодушевленности

-кат-я числа

-кат-я падежа

-кат-я степени сравнения

-кат-я вида

-кат-я времени

-кат-я лица

-кат-я наклонения

-кат-я залога

28) Части речи

Части речи - наиболее общие классы, их лексико-грамматические разряды, которые отличаются друг от друга грамматическим значением, морфологическими особенностями (инвентарем словоформ и парадигм, особенностями словообразования) и синтаксическими функциями. Учение о частях речи предполагает ряд принципов описания части речи и приложение этих принципов к характеристике отдельного слова как представителя той или иной части речи.

Классификация частей речи:

Части речи делятся на знаменательные, служебные и междометия.

Знаменательные слова обозначают отдельные понятия и называют их. Служебные не обозначают и не называют отдельных понятий, а служат для связи других слов. Междометия ничего не называют, но выражают чувства, изъявление воли или вежливость.

Принципы классификации слов по частям речи:

Категориальные признаки:

Часть речи как общий лексико-грамматический разряд слов характеризуется не одним, а 4-я категориальными признаками:

-семантический признак части речи — это его общее грамматическое значение (например, имена существительные имеют значение предметности);

-синтаксический — это его обычная, первичная синтаксическая функция (сущ. в роли подлежащего и дополнения, это его первичная функция);

-словообразовательный признак — это набор его словообразовательных моделей и инвентарь словообразовательных средств для пополнения лексики данной части речи, а также способность выделять основы для пополнения лексики других частей речи (для сущ. характерно внутрисубстантивное суф. словообразование);

-морфологический — инвентарь его словоформ и парадигм, система морфологических категорий и разрядов. По этому признаку часть речи может охватывать слова изменяемые и неизменяемые.

Историко-типологический принцип:

Историко-типологический принцип — признание того, что универсальным и постоянным является факт самого наличия частей речи. Состав частей речи, их признаки исторически подвижны и различны не только в я. разных типов, то также и в родственных я.

Привычная схема частей речи в русском и других европейских я. не годится для многих я. Азии и Африки. В китайском то, что мы определяем как прилагательные и глаголы, объединяется более широкой категорией предикатива. В русском же они объединяются в имена в противоположность глаголу. Сущ. есть в русском и татарском я. Общее свойство- значение предметности, спец. суффиксы словообразования и изменяемость по числам и падежам. Однако состав суффиксов, образование форм числа и падежей обнаруживают заметные отличия. В татарском иные падежи, нет рода, есть категория притяжательности. Своеобразие частей речи в разных я. не отрицает их универсальности, это своеобразие требует только того, чтобы при описании каждой части речи конкретного я. учитывались не только его типологические универсальные свойства, но и конкретные своеобразие и индивидуальность, характерные для данного я.

29)Предложение

Предложение - это высказывание, содержащее предикативную синтагму. Простые предложения подразделяется на коммуникативные типы: повествовательное, вопросительное, побудительное, восклицательное. По характеру выражения отношения к действительности предложения делятся на утвердительные (утверждаются как реальные) и отрицательные (утверждаются как нереальные). По наличию или отсутствию второстепенных членов выделяют распространенные и нераспространенные предложения.

30)Сложное Предложение

Сложное предложение — предложение, имеющее две или более грамматических основ. Выделяют 4 вида сложных предложений: сложносочинённое предложение, сложноподчинённое предложение, сложное предложение с разными видами связи и бессоюзное сложное предложение.

Сложное предложение представляет собой объединение по определенным грамматическим правилам двух или более предложений на основе той или иной грамматической связи. Связь частей сложного предложения осуществляется при помощи:1 интонации2 союзов (сочинительных и подчинительных)3 союзных слов (знаменательные слова, которые служат средством связи придаточного предложения с главным и выполняющие одновременно функцию члена предложения):а) местоимения (то, что, который, чей, сколько)б) наречия (где, когда, откуда).Предложения в зависимости от средства связи делятся на союзные, бессоюзные, сложноподчиненные, сложносочиненные.

Самый главный признак предложения – предикативность – отнесённость высказывания к реальной действительности, которая грамматически выражается в категориях модальности (наклонение), времени, лица. (Виноградов).

31)Сочинение

Сочинение несинтагматично. Это соединение равноправного, при котором ни первое в отношении второго, ни второе в отношении первого не являются ни определяющим, ни определяемым.

Однако сочинение коммуникативно, иначе это было бы простым соположением разного; на самом же деле при сочинении получается целое, организованное только иным образом, чем при подчинении, и сохраняющее большую самостоятельность частей.

Сочинение может осуществляться как в пределах лексемы – это несинтагматические сложения (человеко-день, киловатт-час, тонно-километр, торгово-промышленный), так и в пределах простого предложения – это однородные члены предложения (Добрый и отзывчивый человек; Вижу речку и лес; Смеялся весело и непринужденно; Написано четко и без помарок, а также: Дети играли и пели; Собаки и волки – одной породы и т. п.)1 и в пределах сложного предложения – это или соединение двух или более независимых предложений (то, что называется «сложносочиненным предложением»: Тучи нависли, и полил дождь; Полил дождь, но мы все-таки пошли), или соподчинение двух или более однородных придаточных предложений одному и тому же члену главного (Я помню, что озяб ужасно, что квартира была холодна, что чай не согрел меня).

1 Однородность членов предложения зависит не от их лексической природы и не от их морфологической принадлежности к той или иной части речи, а от их функциональной синтаксической равнозначности: «Написаночетко (наречие) и без помарок (существительное)». Следующие друг за другом однородные члены, например прилагательные, надо отличать от сочетаний, когда определяющий член относится к последующему целому, например: большие роговые очки, где нет однородности, так как большие определяет сочетание роговые очки в целом.

 

Оставив в стороне «внутренние сочинения», т. е. несинтагматические сложения, и взяв объектом рассмотрения только «внешние сочинения» в пределах простого и сложного предложения, мы можем установить, что те случаи, когда сочиненное связано союзами, более отвечают понятию целого, нежели такие случаи, где союзы отсутствуют.

Итак, связь в сочиненном целом может быть:

1) с о ю з н о й, и тогда сочиненные предложения можно классифицировать по типам союзов на: а) соединительные – с и, да (= и), и – и, ни – ни, как – так, не только – но и, б) противительные – с а, но, да (= но), однако же, зато, тем не менее и т. п., в) разделительные с парными союзами: или – или, либо – либо, ли – ли, то – то, не то – не тои т. п. Союзы эти могут употребляться как внутри простого предложения для связи однородных членов, так и внутри сложного для связи однородных предложений;

2) бессоюзной, когда выражается либо одновременность равноправного («Театр уж полон, ложи блещут, партер и кресла – все кипит»), либо последовательность равноправного («Лошади тронулись, колокольчик загремел, кибитка полетела»), или противопоставление равноправного («Дуб держится – к земле тростиночка припала»).

1 2 3