">
Литература Зарубежная литература
Информация о работе

Тема: История зарубежной литературы

Описание: Феномен мировой литературы. Родожанровый синтетизм. Эпос и драма. Соотношение социальных и физиологических аспектов в описании действительности. Специфика психологизма. Особенности философской прозы. Романтические тенденции. Цивилизация и природа.
Предмет: Литература.
Дисциплина: Зарубежная литература.
Тип: Билеты к экзамену
Дата: 13.08.2012 г.
Язык: Русский
Скачиваний: 424
Поднять уникальность

Похожие работы:

Физиологизм не вытесняет психолизм. Они находятся в единстве. Хотя биологическое начало в человеке
подчеркивается;

Герой обычный, средний. Психологизм связан непосредственно с действием.

В композиционном отношении пр-ия традиционны. Хронологическая, логич. последовательность. в основе новеллы лежит событие, повседневное течение жизни, за кот. порой кроются очень трагичные ситуации.

М. хочет показать темное в человеке через его характер. Важно не описание событий, а реакция персонажей. Занимательные происшествия, запутанная интрига.

Часто присутствует образ рассказчика, и он обычно предвосхищает прием пересечения точек зрения. Часто применяет иронию. Ирония может быть скрытая, композиционная, сюжетная и т.д. эта ирония спасает М. от излишней сентиментальности.

новеллы характеров. Действие определяется развитием хар-ов.

лирические новеллы. Особая форма – дневники, мемуары, записки.

событийные новеллы. О происшествии, в основе – событие.

Чаще всего соединялись событийные новеллы с новеллой хар-ов.

Тематика новелл самая разная:

Любовь в его новеллах — главное воплощение силы и бессилия человека, а также трагической невозможности вырваться за рамки чисто биологической природы существования. Чувство представлено в самых разных ипостасях. М. пытается соединить реалистическую психологию с физиологией. Любовь как некая соц. тема, а не только как физиологическое влечение (например, проблема проституции). Тема проституции рассмотрена в новелле «Пышка». Человека не стоит оценивать согласно тому, какое место он занимает в обществе, не надо судить человека по внешним обстоятельствам.

Тема наследства, супружеских измен. Темы связанные с проблемами среднего класса. Защита современной женщины против лицемерия буржуазного брака, циничности «мужчины-проститутки» и проституирование семейных отношений, ведущее к детоубийству в прямом и переносном смысле.

«Ожерелье». Нет натурал-ого детерминизма. Часто представителей разных слоев сталкивает в похожих ситуациях. Чтобы показать как по-разному они себя ведут.

Метаморфоза — главное событие мопассановских новелл, позволяющее обнажить убогость французского общества времен Третьей республики. Лишившись Бога, героичности, нравственности, оно положило в основу всего жажду наживы, хамство, зоологический национализм, демагогию. Некоторые из мопассановских новелл, в особенности посвященных крестьянству, содержат зачастую курьезный материал и демонстрируют превращение человеческого существа в экспонат кунсткамеры. Но Мопассан никого в этом конкретно не обвиняет, предпочитая, чтобы в его прозе происходило саморазоблачение подсмотренной им человеческой природы, а авторское сомнение во всех и вся переплавилось в свою противоположность, такое искусство, которое необременительно, изящно и даже ненужно, бесполезно.

Вопрос №7. Конфликт романа Г. Де Мопассана «Жизнь». Трагедия Жанны де Во.

Родился в год смерти Бальзака 1850г. Действие его новелл и романов чаще всего развивается в Нормандии – родине писателя. Раннее творчество было поэтическим. Он писал стихи в традициях парнасской школы. В историю литературы вошел прежде всего как новеллист.

Роман «Жизнь» имеет эпиграфом слова «Бесхитростная правда». Мопассан подчеркивает этими словами, что он не стремится к занимательности, необычайности сюжета, но дает историю обычной жизни. Роман призван ответить на вопросы: Что такое жизнь? Какова она? Для этого прослеживается жизнь по сути этот роман является «книгой о смене 2х культур» - галантный 18в. И буржуазный 19в. Представитель старого века отец Жанны.

Действие романа относится к ……..Среди русского дворянства уже обнаруживается неоднородность. Жизнь Жанны де Во, связанна с обстоятельствами постепенного упадка и разложения ее семьи. Родители надеются увидеть дочь счастливой, доброй, любящей. Воспитание она получает в монастыре. В начале автор не дает нам понять, что ее жизнь сложится неудачно. От природы она наделена живым умом, тонкостью и красотой. Одним из приемов автора является зарисовка мира в картине таким, как его видит Жанна. Как всякая юная девушка она мечтает о великой любви и супруге. Но выйдя замуж за виконта де Лямара из-за его грубости и цинизма, и измен утрачивает свои иллюзии о счастливом браке. Даже любовь к сыну приносит ей больше огорчения, чем радости. (став взрослым он забывает мать ради любовницы).

Тема утраты Жанной иллюзий решена не только в психологическом плане, но и в социальном: в романе показана гибель дворянско-поместного мира и его культуры, уничтожаемых развитием капиталистических отношений. Романтический настрой души баронессы никак не связан с реальным бытием. Барон не может дать отпор завравшемуся зятю и помочь дочери. Время дворянства уже ушло, деньги растворяются у них со страшной силой, а легкомыслие граничит с глупостью. Но в романе встречаются и совершенно противоположные личности. Таков виконт де Ламар – обуржуазившийся хищник, потерявший элементарную порядочность. Он подл настолько, что готов выгнать из дома своего ребенка, прижитого со служанкой. Он избивает мальчика-слугу, отбирает карманные деньги Жанны. Ложь не вызывает у него никаких затруднений, но его главное качество – расчетливость. Еще ниже падает его сын Поль – существо безвольное и бесхарактерное. А настоящим человеком, способным на деятельность стала служанка Розали.

Натуралистические элементы: описание интимной стороны жизни, идея наследственности (сын Жанны - Поль). Но тут же М.опровергает эту идею (сын Розалии). Имеет значение и система воспитания.

Вопрос №8. Трактовка темы молодого человека в романе Г. де Мопассана «Милый друг»

Произведения Ги де Мопассана (1850— 1893) появились тогда, когда наметился кризис натуралистической литературы и она начала отрицаться бывшими сторонниками. Это вело к некоторой маньеризации натуралистической манеры, вследствие чего натурализм стал как психологичнее, стилистически изощреннее, так и рациональнее, методологически более последовательным. Интересно замечание по этому поводу А. Моруа: «Золя делает из романа эпопею, Мопассан делает из новеллы "злую этикетку"».

«Реализм» романа в понимании Мопассана — это правда «взгляда», «личного видения» или «иллюзионизм», «чистый психологизм». Под последним Мопассан имеет в виду мастерскую группировку мелких фактов, «изображение более убедительное, чем сама действительность», «иллюзию мира... соответственно своей натуре». Чем гибче темперамент автора, тем разнообразнее его отражения. В словесном строе романа, ритмическом рисунке его фраз нет ничего, кроме «масок я», ибо даже самая незначительная вещь, пропущенная через призму темперамента и ставшая цепочкой слов, «содержит нечто неизвестное».

«Милый друг»

История молодого человека по тематике близка сатирическому очерку. Молодой мужчина – проститутка, человек с убеждениями…, тип современного француза. Именно к такому типу относится герой Жорж Дюруа. Газета, где он работает, называется «Французская жизнь». Тема молодого человека магистральная. Жорж не наделен иллюзиями, он их не утрачивает, а твердо смотрит на жизнь. Он легко двигается по служебной лестнице. Раскрывается герой через любовные отношения.

Этот роман от «Жизни» отличает многочисленность событий, но отсутствует конкретный психологический рисунок. Роман центробежный, хотя это не роман-эпопея.

Вопрос №9. Особенности философской прозы А. Франса. Тетралогия «Современная история»: соотношение конкретного и философского повествовательных планов, мысль и действие в романе. Роль образа Бержере.

Анатоль Франс (настоящее имя - Жак Анатоль Франсуа Тибо)

Соединяет классику 19 и модернизм 20 века. Один из самых национальных писателей, богатые традиции французской литературы в его творчестве; окончил коллеж св. Станислава, Франс – сокращенное имя отца Франсуа.

В зрелом творчестве развивает традицию философской прозы Вольтера, строящуюся на рассуждениях, диалогах, парадоксах и афоризмах.

Ранние критические работы – «Литературная жизнь». В литературу вступает как поэт, в парнасскую школу, но он не следовал им. Прославился как романист.

«Преступление Сильвестра Бонара» (1881 год). - премия французской академии, вне рамок класс. ром. жанра.

Сквозной тип его романов – герой – мудрец, кабинетный ученый, он скептик и гуманист, филолог, занят поиском рукописи «Золотой легенды». Он ничего не смыслит в современной жизни; ироническое отношение к Бонару. Живет вместе с котом. Он будет переходить из романа в роман, будет эволюционировать.

«Таис» (1890). Действие в Александрии, начало нашей эры, эпоха раннего христианства. С образом каждого персонажа связана определенная философия, философствует на разные темы.

«Суждения аббата Жерома Куаньяра» (1893). действие – 18 век. В отличие от Вольтера у него сюжет не условен, параллельно развивается мысль и действие.

С точки зрения Франса, древность способна разоблачить современность, а современность — показать несостоятельность древности. Парадокс часто составляет основу сюжета.

Тетралогия «Современная история» - «Под придорожным вязом» (1897), «Ивовый манекен» (1897), «Аметистовый перстень» (1899), «Господин Бержере в Париже» (1901). Это единое произведение, скрепленное общей мыслью, постепенно клубок разматывается. События, захватывающие двух-трех героев, происходят вначале в маленьком провинциальном городке, потом, расширяясь, они захватывают все большее количество людей, самые разные слои общества и переносятся в Париж.

Замысел сложился под влиянием «дрейфусарства» Франса и его сближения с правым крылом социалистической партии, само название глубоко ядовито, подчеркивает отсутствие смысла в фарсе современности. Претендуя на роль «прекрасного нового мира», французская республика не только безнадежно аморальна, но так же безнадежна «стара», как французская монархия. Немало страниц в романе посвящено делу Дрейфуса. Почти все герои романа, за исключением профессора Бержере, членов его семьи и столяра Рупара, не допускают мысли о том, что четырнадцать офицеров французской могли ошибиться, осудив Дрейфуса.

В «Современной истории» соотношение конкретного и философского повествовательных планов, мысли и действия в романе. Основное внимание уделяется мысли, а потом итог – философский вывод, к которому приходит герой и автор (действие и мысль – отражаются на самом стиле романа), создается впечатление фрагментарности.

В романе «Современная история» перед нами проходят фигуры кардинала-архиепископа в красных чулках, прожженного дипломата, хитреца и деляги, пронырливого викария г-на де Гуле, настоятеля церкви Лапрона, который для поднятия престижа своей церкви организовал «пророчества» девицы Денизо.

Аббат Гитрель жаждет стать епископом туркуэнским и, в конце концов, становится им.

Жозеф Лакрис - «человек действия», ревностный сторонник короля, выступающий в качестве националистического кандидата. Он умеет пустить пыль в глаза избирателям и выражается так осторожно, что каждый остается доволен. Главное, по мнению Лакриса, — как можно больше говорить о своей честности, а не проявлять ее. Лакрис оглушает избирателей бесконечным потоком слов, привлекая их симпатии скудостью и незатейливостью мыслей. Он становится республиканским кандидатом, мечтая при этом о свержении республики.

Роль образа Бержере.

Специфика связана с образом главного героя, основной акцент на размышлении героя. Через всю тетралогию проведен излюбленный франсовский персонаж, профессор филологии Бержере, переезжающий из провинции в Париж, чтобы занять кафедру в Сорбонне.

С одной стороны, Бержере — привычный носитель франсовского идеала независимой мысли (Бротто в романе «Боги жаждут», Гаэтан «Восстание ангелов», аббат Куаньяр), ироничный наблюдатель происходящего из «тени придорожных вязов» истории. Этот ироник на сей раз вытянут из своего интеллектуального далека, чтобы осознать, сколь глубок и губителен разрыв между жизнью верхов и низов. С другой, профессор — подобие простодушного Кандида. Он, по логике Франса, «достоин сожаления, потому что умеет думать, а это большое несчастье». Не имеющий никакого влияния на политиков и дельцов, он одинок также и в семейной жизни («Ивовый манекен»). Жена его — тщеславная мещанка, «заплывшая жиром душа», водворяет в кабинет мужа ивовый манекен — символ победы обыденщины над человеческим духом. Бержере кажется, будто он «несет на спине всю квартиру — и гостиную с ее пианино, и чудовищный гардероб, который поглощал все его небольшие доходы и все-таки был постоянно пуст». Бержере героически сражается с обыденщиной и низостью.

В отличие от Бонара Бержере чаще сталкивается с реальной жизнью и его взгляды на современное ему общество более пессимистичны. Но это не мешает ему по переезде в Париж вступить в ожесточенную политическую схватку, принять участие в деле Дрейфуса. По натуре Бержере не борец, он всего лишь честен и справедлив, но этого достаточно, чтобы стать в оппозицию к обществу. Толпа провожает Люсьена Бержере улюлюканьем, в окно ему швыряют камни, но преследования только воодушевляют его.

Вопрос №10. Своеобразие художественного метода А. Франца в романе «Остров пингвинов». Сатирическое изображение истории цивилизации.

Общественная сенсация становится в руках Франца объектом отстраненного наблюдения, иронической игры. Из либерала он, как бы шутя, превращается в консерватора – это особая теория относительности. Это другая плоскость, где все равноценно и нет предпочтения.

Франц не принял Коммуну, которую назвал «чудовищным экспериментом», и на всю жизнь сохранил неприязнь к революционному насилию. С такой же неприязнью Франц относится и к христианству.

От просветителей он перенимает ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ОБ ИНТЕЛЕКТУАЛЬНОЙ ТЕРПИМОСТИ, под знаком которой непреходяща только свобода мысли, чье высшее назначение не разделять или предпочитать, а познавать ограниченность любого знания. Однако решающее значения для творческой программы Франца имеет Э. Ренан, в трудах которого ставиться вопрос о синтезе науки и религии. Под последней Ренан понимал не христианство как таковое, а внушенный христианством идеал, освобожденный от всего сверхъестественного, и служащий эволюции.

Большинство произведений Франца – исторические романы или новеллы. Историчны они и тогда, когда посвящены прошлому (первые века христианства или революция 89-94 гг.) и современности, от которой автор любой ценой старается дистанцироваться, чтобы показать такие приметы новейшей истории, как казнокрадство при строительстве Панамского канала или дело Дрейфуса с определенной дистанции.

Франц исходит из идеи повторяемости, круговорота истории и неизменности человеческой природы. Это позволяет ему создать галерею исторических типов, которые меняют в его произведениях исторические костюмы, но сохраняют структуру личности. Подобное взаимопроникновение времен подчеркивает притчеобразность прозы Франца, по отношению к которой все исторические примеры становятся второстепенными. То есть автор решает художественно-философскую задачу, а не историческую.

Остров пингвинов (1908г)– наиболее пессимистическое произведение Франца. Это французская аналогия Гулливера и философская выжимка из «Современной истории» . Это не классический роман, здесь нет героев романного типа. Это герои – марионетки, которыми автор управляет по своей воле., как бы дергая за ниточки. Жанр произведения – гротескный роман Рабле, философские повести Вольтера, романный памфлет Свифта, одним словом – смешение традиций разных литературных направлений.

Действие строится как серия пародий. Композиция романа – пародия на официальный учебник истории. С пародированием связано деление текста на главы. История Франции, по воле автора, представляется нам как нонсенс, особенно история после 1789 года. Карл Великий, Жанна д’Арк, Наполеон, Золя… - все значимые для Франции имена становятся материалом для серии гротескных картинок из жизни Пингвинии. Пингвиния – страна неуклюжих птиц-людей, которых по ошибке окрестил подслеповатый святой. В результате они стали и не птицами и не вполне людьми. История Пингвинии – «история бедствий, преступлений и безумств». Эта «история без конца» (таков заголовок в последней части романа «Будущее время»). В ней не будет никаких изменений. В одной из глав он пришет о времени правления Наполеона – этот период он хар-ет как время упадка. Обвиняя одних в лжесвятости (Орбероза – д’Арк), других в гнусных спекуляциях и уродливой роскоши (олигархов Третьей республики), Франц подводит Пингвинию к апокалипсису. Завершается все глобальной катастрофой: страна гибнет в результате взрывов, устроенных анархистами. Но, вернувшись на время к своему исходному состоянию, цивилизация пингвинов снова и снова в бессмысленном круговороте истории будет повторяться.

Вопрос №11. Философское осмысление истории, возможностей социальных преобразований и революционного насилия в романе А. Франса «Боги жаждут».

Анатоль Франс (псевдоним; настоящее имя - Анатоль Франсуа Тибо) (1844 - 1924), французский писатель. Литературную деятельность начал как журналист и поэт. Сблизившись с группой «Парнас» опубликовал книгу "А. де Виньи" (1868), сборник "Золотые поэмы" (1873). Известность пришла после опубликования романа "Преступление Сильвестра Боннара" (1881)

В романе «Боги жаждут» (1912). Франс обращается к событиям Вел. Фр. Революции, в частности к якобинскому террору. Писатель предлагает свою трактовку определенного этапа революции. Для этого он изучил сотни документов, свидетельств очевидцев, газет и книг. В романе нашел отражение самый напряженный период развития революции — с апреля 1793 по июль 1794 г., период якобинской диктатуры. Франс рисует толпу людей, стоящих в бесконечной очереди за хлебом, и ему веришь — именно такая разношерстная, многоликая, изменчивая толпа и выражает общественные настроения этого периода. Народ еще поддерживает якобинцев, но уже ропщет. Он посвящен не столько революционным событиям 1789— 1794 гг. как таковым, сколько осмыслению проблемы революции, революционного насилия.

Здесь Франс рассуждает о том, на сколько оправдан революционный террор и можно ли за счет этого привести людей к счастью. От фанатизма религиозного люди перешли к фанатизму революционному.

В центре романа — жизнь Эвариста Гамлена, художника. Художник Гамлен, может быть, фигура менее выдающаяся, но это человек, живущий в один из переломных моментов истории и играющий в ней определенную роль. Франс и здесь стремится выявить закономерности исторического процесса. Во времена монархии художник Гамлен писал модные в то время картины на любовные сюжеты, пастухов и пастушек. В годы революции он рисует революционные карты, чтобы хоть как-то себя прокормить. Когда он получает должность судьи в революционном трибунале, он становится частицей одной системы. Все свои поступки он считает милосердием по отношению к Франции. Под нож гильотины однажды попадает и сам Гамлен.

О замысле показать революцию как религию без Бога говорит комментарий Франса к идее своего центрального персонажа: «Я взял инквизитора, переодел его, переместил в другую эпоху — и получил Гамлена. Когда я совершил такую подмену, я был поражен почти полным совпадением характеров».

Через весь роман проходит тема незавершенной картины Гамлена, изображающей Ореста и Электру. Согласно античному мифу, Орест убил свою мать, мстя ей за смерть отца, и фурии, богини мщения, довели его до сумасшествия. Гамлен так и не может завершить талантливую картину. По-видимому, мешает ему не только отсутствие красок, но и собственное внутреннее противодействие сюжету. Орест и притягивает, и отталкивает Гамлена, потому что он слишком похож на него самого. Орест поставлен судьбою в исключительные обстоятельства, когда он не может не наказать мать-убийцу и в то же время не имеет права ее убивать. Здесь прямая аналогия с судьбой Гамлена, который не должен быть жестоким, но и не может не быть таковым. Гамлен не согласен с теми, кто видит его сходство с Орестом. Говорит, что он не убьет свою мать (т.е. Францию). Гамлен из бескорыстного слуги революционного долга становится Орестом, преследуемым за грех против естества. Принося себя в жертву идее, бесчеловечным богам, Гамлен не только жертвует родственными привязанностями ради революции, но и сам гибнет, оставаясь непонятым толпой.

Противопоставлен Гамлену аристократ Бротто, франсовский фаталист и эпикуреец, получающий непосредственное, чувственное удовольствие от жизни и при чтении Лукреция, и тогда, когда в телеге, везущей его на казнь, он любуется шейкой молоденькой девушки. Именно Бротто, провозглашая отказ от каких-либо суеверий, дает понять, что Руссо извлекает свою мораль не из природы, а из Кальвина и его представления о Боге карающем.

В р-не гибнет как старое, так и новое, как независимая критическая мысль, так и догматизм. Победителями революции оказывается толпа — жалкая в своей ограниченности, умеющая ко всему приспособиться. В этом ирония названия.

Франс понимает, что историей Третьей республики не исчерпывается история человечества, но ему грустно сознавать, что борьба за создание разумного общества растянулась на века и далекие потомки якобинцев пока еще не пользуются благами свободы. Ему кажется, что бессмысленно человеку вмешиваться в ход исторических событий: все равно его не изменишь. Боги жаждут человеческой крови, это роковые силы, и от них никуда не уйти.

Вопрос №12. «Жан-Кристоф» Р. Роллана: проблема жанра (эпопея, «поэма», «симфония», роман-река»). Тема искусства. Образ гениальной личности

Ромен Роллан (1866—1944) в своих романах, биографиях и драмах творит миф гения, стремящегося преобразить мир силой своего искусства. Желание обновить идеализм, сделать его радостным, героико-мифологическим, и в этом «неоромантическом» виде противопоставить творческому пессимизму декаданса (творчество как болезнь и трагическая вина в натурализме; иллюзионизм импрессионизма; бессилие «чистого искусства» перед косностью мира в символизме).

Усилиями Роллана в символизм привносится мечта о Человеке. Вместе с космическими силами природы он призван стихийно обновиться и, чтобы повести за собой других людей, «душу Европы», испытывающую голод жизни, победить прежде всего самого себя — собственный эгоизм, страх смерти. Творческий энтузиазм Роллана и моралистическо-мистическая направленность его сочинений принесли ему широкую известность накануне Первой мировой войны (Нобелевская премия 1915 г.), которую он встретил как убежденный пацифист-интернационалист, но впоследствии роллановская вера во вселенскую силу творчества и «прекрасной души» стала казаться не только по-интеллигентски восторженной, но и утопичной.

Роллан родился в бургундском городке Кламси в семье нотариуса, потомка известного якобинца, прозванного в 1793 г. «апостолом свободы». В 1880 г. семья переезжает в Париж. Роллан заканчивает лицей Людовика Великого (1886) и поступает на историческое отделение Эколь Нормаль. В апреле 1887 г. Роллан без всякой надежды на ответ отправил письмо Толстому, где советовался с ним, «как жить», на что неожиданно для себя получил многостраничное послание (от 14 октября 1887 г.), в котором «дорогой брат» призывался к отказу от эгоизма, к служению в творчестве добру, истине и народу.

Юношество Роллана проходит под влиянием не только Толстого, музыки (Моцарт, Бетховен, Берлиоз), литературы (Шекспир, Вольтер, Руссо, Гёте, Гюго), но и философии пантеизма. Чтение «Этики» Спинозы укрепило в Роллане религиозное свободомыслие, мысль о действенном характере творческой мысли, всеобщности «живого бытия». После окончания Эколь Нормаль он два года проводит в Италии.

Первым циклом роллановского творчества становится театр: «Трагедии веры», «Драмы революции». По замыслу автора эти пьесы должны были войти в репертуар «народного театра». Его назначение — заставить зрителей упразднить на сцене «публичный дом Европы» и задуматься «о новом театре для нового общества», который пробудил бы народную любовь к национальному величию.

Десятитомный роман «Жан-Кристоф» (1904 — 1912) — лучшее произведение Роллана, печатавшееся в 17 выпусках издававшегося Ш. Пеги журнала «Двухнедельные тетради». Позднее будут опубликованы еще два романа («Кола Брюньон», 1918; «Очарованная душа», 1922— 1933), но именно «Жан-Кристоф» принес Роллану в 1910-е годы мировую известность. Этот роман является органичным продолжением «народного театра» и героических биографий. Есть все основания считать его символистским как по замыслу, так и по поэтике, сложившейся под влиянием Вагнера и его «синтетической оперы». Разумеется, читатель имеет дело с оригинальным символизмом. Он вдохновлен не только собственно авторским идеалом универсальной религии творчества (ср. с «Философией свободы» Н. Бердяева, 1911), но и усвоением различных художественно-философских идей (от пантеизма Гёте до «сверхчеловека» Ф. Ницше и «творческого порыва» А. Бергсона).

Прежде всего, «Жан-Кристоф» — роман о поисках смысла творчества гениальным композитором. Он принадлежит к вневременному братству людей творчества, людей «доброй» творческой воли. По замыслу автора это проекция бетховенского духа на безгеройную современность. Жан-Кристоф ощущает себя частицей одновременно и материи, и реализующей себя сквозь музыку духовной субстанции. Подчеркивая единство человека, природы, творчества, божественного, Роллан заостряет свою мысль о том, что героико-человеческое начало в гении не менее важно, чем героико-творче-ское. Жан-Кристоф — чудо жизни и творчества; он никого не завоевывает, никого сознательно не унижает. Однако уже само его существование и одинокие муки творчества — борьба, вызов, «бунт». Для большинства соприкосновение с таким гением непереносимо, дает почувствовать собственные фальшь и пессимизм (этой теме посвящена часть «Ярмарка на площади»), для меньшинства — радостно, учит жить, вводит в «священный лес» Европы и экумену творчества, не знающую религиозных, национальных, географических разделений.

Другими словами, в центре романа — конфликт между гением и филистерством, силой таланта и бессильем декаданса, между творческим порывом, обожествленной материей и механистичностью жизни, порождающей в этом своем свойстве все хаотичное, косное, разрушительное. Таким образом, «Жан-Кристоф» посвящен духовной критике современности и темам гнозиса, обновления идеализма. Эпигонскому, а также усталому идеализму (музыка Дебюсси), пошлости всяческих буржуазных шлягеров, циничному космополитизму, с одной стороны, и безверию во чтобы то ни было, кроме реальности смерти и распада материи — с другой (особенно за это достается музыке Брамса), в романе противопоставлен мощный идеализм бетховенского типа. На это указывает сама фамилия гения (нем. Кгап — сила), призванного пробуждать ото «сна» жизни, разбивать своей музыкой ее обветшалые «скрижали», вскрывать разрыв между «быть» и «казаться». «Жан-Кристоф» — история именно творчества, а не детальное жизнеописание. Поэтому деление повествования на части в фабульном отношении в какой-то мере произвольно, хотя роман, заметим, изобилует реальными и вымышленными именами деятелей культуры прошлого и настоящего. Произведение Роллана ближе всего к гётевскому «роману воспитания», в котором главный персонаж проводится через серию отречений и инициации, чтобы стать из ученика мастером. Однако в «Жан-Кристофе» олицетворением мудрости является сам Кристоф и стихийный рост его гения. Отсюда намерение Роллана сделать его творчество не только стержнем целой эпохи, но и способом оценки ее веры, морали, эстетики. Биография героя построена в виде «лирических волн», «восклицаний души». Время в романе, так сказать, постепенно отходит в сторону (что заметно в финальных книгах).

Имя героя. Подобно Иоанну Предтече, он — пророк, креститель во имя «неопалимой купины» искусства, перед вечным возвращением которого бессильны (книга «Грядущий день») даже апокалипсические всадники, вестники неотвратимо надвигающейся войны. Подобно святому Христофору, Кристоф берет на свои плечи всю тяжесть мира: творить — значит противостоять смерти. Соответственно, наделено нарицательными именами и молодое поколение: дочь Грации — Аврора, имя поэта Эммануила в переводе с древнееврейского означает «с нами Бог». Тема епифании (в христианском богословии — Богоявления) перекликается в «Жан-Кристофе» с образом неопалимой купины; вечно горящего и несгорающего куста. Бог воззвал из него к Моисею на Синае и тем самым, назвав свое имя (Аз Есмь, или Иегова), открылся для личного общения с каждым человеком. Умирая, Жан-Кристоф готов «в миллионный раз встретить жизнь». Жан-Кристоф уходит как человек, но поскольку к моменту смерти весь груз, все бури своей жизни, даже свое умирание, он претворил в музыку, то, в восприятии Роллана, становится из приложения стихий их Творцом, Вечной жизнью.

Жан-Кристоф — персонификация творческих сил вселенной, гений, от рождения отмеченный прикосновением вечности. Он призван не столько брать от жизни, сколько вести ее за собой. Его цель — восхождение, миф Нового человека.

Вопрос №13. Проблематика и художественное своеобразие романа Р. Ролалана «Кола – Брюньон».

Роман написан в 1914г, выпущен в 1919. Пишет его вслед за «Жан-Кристофом». На первый взгляд в чем-то подражает, а в чем-то и противопоставляет. Связывает эти 2-а пр-ия тема искусства.

Дневник о последних годах его жизни. Кола Брюньон – резчик по дереву, мебельщик. Действие отнесено к концу 16 века. Прошлое автор не идеализирует, но эпоха этого времени его привлекает: близость человека к природе, общность, братство, особое отношение к труду, неразделенность искусства и ремесла (романтики видели в этом настоящую проблему).

«Кола Брюньон» начинается с рассуждения героя о жизни и людях. Говорит, что человечестов можно разделить на художников и зверей. Открыв для себя мир лит-ры, Кола до конца убеждается в единстве всех людей. За работой Кола забывает обо всех неприятностях. Он осознает, что лучшее в нем – это творческое начало. Его дневник дает яркое представление о мироощущении человека далекой эпохи Возрождения. Он – вольнодумец и смутьян. Он скептически относится к королю. Он возвышается над предрассудками эпохи – национальными, религиозными, политическими. Он материалист до мозга костей, реалистически смотрит на жизнь. Вся его жизнь это хвала жизни. Умирает от чумы в маленьком сарайчике одинокий. Он очень независим, не терпит унижения, даже наедине с собой остается человеком гордым. Фарсовые ситуации, но в них кроется мрачная проблематика и размышления. Постепенно оптимизм возвращается к нему.

Вопрос №14. Становление бельгийской литературы. Синтез различных тенденций в поэзии Э. Верхарна.

В 1830 году произошла революция, и Бельгия становится суверенным государством. Основное население Бельгии в 19 веке – это фламандцы и волонцы. Два языка – нидерландский и французский.

2 половина 19 века – индустриальное развитие. Бельгия – крупнейшая колониальная держава, бурное развитие культурной жизни.

Проблема существования бельгийской литературы – это проблема существования языка. Бельгийского языка как такового не было. Потому и о национальной литературе говорить было нельзя. Бельгийская литература создана преимущественно на французском языке.

История национальной литературы началась с романтизма (ощутимо влияние немецкой романтической литературы), а к концу 19 века умами уже владел реализм. Впервые о бельгийской литературе заговорили в 50-60 года 19 века.

Бельгийская литература: поэзия – Эмиль Верхарн, театральная область - Метерлинк

Верхарн родился в городке Сент-Аман, близ Антверпена (в детстве он говорил по-фламандски). Он учился в коллеже, позже в университете, занялся адвокатурой, но оставил юриспруденцию ради поэзии. Принимал активное участие в работе литературного объединения «Молодая Бельгия». В 1890-х годах сблизился с бельгийскими социалистами. Позже отошел от такого рода деятельности, хотя до конца жизни оставался в душе «общественником». К 1914 г. поэту, казалось, удалось достичь душевного равновесия, он жил в согласии с миром. Тем большей катастрофой стала для него мировая война, первой жертвой которой оказалась Бельгия. 27 ноября 1916 г. Верхарн трагически погиб в Руане под колесами поезда.

28 книг стихов + работы, посвященные искусству (лекции, монографии).

Первый сборник стихов «Фламандки» (1883). Обращение к прошлому: искусство пейзажей, история. Многие стихотворения напоминают описание полотен, картин. «Старые мастера».

Второй сборник стихов «Монахи» (1886). Противопоставление, сравнение прошлого и современного. Обращается к средневековью, к крестовым походам. Сравнивает героических монахов прошлого и смиренных монахов современности, способных лишь пасти овец.

Третий сборник стихов «Обочины дороги» (1891).

Телесное буйство «Фламандок» уравновешивается духовной насыщенностью книги о монастыре. Несмотря на столь яркий дебют, бельгийская критика приняла поэта в штыки: «Фламандок» сочли неблагопристойными, а Верхарна объявили «Рафаэлем навоза».

Следующий этап творчества Верхарна — так называемая «трагическая трилогия», «трилогия утренних иллюзий». «Вечера» (писалась в Лондоне, где, по мнению Верхарна, царил «ужасающе современный дух» города). «Крушения». «Черный факел», где центральный образ – образ Бельгии. Здесь нет уже таких ярких и светлых картин, характерных для первых сборников. Картины и пейзажи реалистичны.

Эти книги объединяет тема экзистенциальной покинутости человека (и поэта), который утратил смысл бытия и находится на грани помешательства.

Поэтическое новаторство: мысль, чувство можно передать при помощи звука, используя аллитерации морфемы ассонансы особой ритмики «Деревья», «Ветер», «Волны» (строки напоминают волнообразное движение пьесы)

Ощущается влияние французских символистов, и собственная реакция на социальную катастрофичность, уже нет ярких картинных пейзажей, а описана тусклая действительность города, искренние переживания поэта

Образ вечно гонимого странника дороги приводит либо к городу, либо к океану.

Метод Верхарна – синтез многих тенденций (романтизм, символизм, реализм и т.д.). С одной стороны, Верхарн естественно чувствовал себя в романтической роли одинокого поэта-избранника, способного постичь скрытый смысл бытия. С другой — был готов поставить свой дар на службу человечеству, причем слово у Верхарна не расходилось с делом: он читал лекции рабочим.

Символистом Верхарна делает убеждение, что миром управляют таинственные силы, одухотворяющие и упорядочивающие его: «Животворящие идеи... вращаются в бездонности вселенной, / Всю землю охватив сиянием кругов». («Идеи»). Назначение поэта — помочь человечеству удостовериться в существовании этих «идей» и если не объяснить ход мироздания, то найти в нем смысл.

Урбанизм Верхарна — что-то вроде сошествия в ад с тем, чтобы принести грешникам надежду на Чистилище.

«Представшие на моем пути» (1891). Центральное стихотворение — «Святой Георгий» — повествует об откровении, которым был удостоен поэт. Святой-змееборец наложил на поэта «послушание мужества»: отныне его долг перед людьми и Богом — принимать мир и благословлять его в стихах. Условие исполнения долга двойственно. С одной стороны, поэт обязан вобрать в себя мировую скорбь, с другой — разделить радость всего живущего.

Скорбь заявляет о себе в книгах «Обезумевшие деревни» (1893),«Призрачные деревни» (1895), «Двенадцать месяцев» (1895), «Города-спруты» (1895). Поэт пишет о неумолимом наступлении безжалостной промышленной цивилизации городов, порабощающей деревню («равнину»).

Однако город предстает не только чудовищным кровососом: за отталкивающим настоящим Верхарн готов увидеть обещание блистательного будущего. (Во времена создания «Городов-спрутов» это будущее принимало для него черты мистически понимаемого социалистического братства.).

Следующие книги — это «обретение» мира, узнавание его с самых разных сторон. В «Ликах жизни» (1899) Верхарн представляет галерею первоначальных понятий, из которых складывается человеческое бытие. Таковы Радость, Любовь, Милосердие, Смерть, Лес, Толпа, Море. Как новый Адам, Верхарн заново «именует» мироздание, устанавливает новые связи между словом и вещью.

В книге «Буйные силы» (1902) Верхарн сводит вместе стихи, представляющие различные ипостаси уже человеческого общества. Это образы Монаха, Полководца, Трибуна, Банкира, Тирана.

«Многоцветное сияние» (1906), «Державные ритмы» (1910) - Верхарн поднимается на новый уровень абстрактной утопии — он мыслит такими категориями, как Мир, Мысль, Жизнь, Страдание, читателя все ближе подводят к символическим идеям в их первозданной «наготе». Это — высшая точка философского и поэтического оптимизма Верхарна, он верит в свершения человеческого духа, его очистительную творческую силу.

«Вся Фландрия» (1904—1911) Верхарн как бы возвращается к кругу образов «Фламандок», правда, изображая их в более приглушенных тонах. «Волнующиеся нивы» (1912) Верхарн проецирует на фламандский материал литературную буколическую традицию — от Феокрита до Т.Тассо (в результате чего легендарное прошлое Бельгии приобретает особую «укорененность» в европейской культуре).

«Алые крылья войны» (1916) — поэтическое продолжение публицистики Верхарна, трагический отказ от всего германского в себе и в своих стихах, свидетельство ненависти поэта к врагам родной Бельгии.

Вопрос №15. Декадентские явления во французской литературе последней трети XIX века. Эстетика и поэтика символизма. Поэзия французских символистов (Верлен, Рембо, Малларме).

Заявил о себе локально – во французской поэзии 60-70-х гг.

Общие черты символизма:

- Неприятие материального мира, стремление прорваться к идеальному миру поэзии – к подлинному бытию.

- Прорываться нужно вглубь (обнаружить истину, идею) и вовне (постичь законы космоса).

- Философская основа – идеализм. Шопенгауэр, Нитше, Бергсон и мистические ортодоксальные и неортодоксальные течения.

- Противоположность натурализму.

- Поэзия – тайный язык, читатель только догадывается, что имеется в виду.

- Иррациональное мироощущение. Обращение к другому миру. Есть мир вещей и мир идей. Мир идей – истина, непостижимая логикой. Ее можно постигнуть в озарении, но не иначе. Подлинный художник – человек со взглядом ребенка, но в этом взгляде должно светиться сознание взрослого человека. Он слушает мировой оркестр и вторит ему нефальшиво.

Символ – нечто подразумеваемое автором. Не надо называть предмет – нужно дать намек на него. Но до конца его невозможно истолковать. Многозначность ! символа.

Знак вещей, находящихся за пределом логики и здравого смысла. Чтобы понять их, чтобы оказаться в этом мире – нужно ослабить контроль воли и разума над творческим процессом.

Символистами с середины 80-х стали называть тех, кто поддерживал решительное обновление поэтических норм. Общей для символистов стала рефлексия на глубинный кризис культуры и возможностях его преодоления.

Символизм имел предшественников: романтики (Гюго), парнасцы (де Лиль), Бодлер.

1 2 3 4 5