">
Политология История политических учений
Информация о работе

Тема: Сравнительное политологическое исследование

Описание: Сравнительный метод в истории политических учений. Сравнительный метод и стратегия политологического исследования. Методологические проблемы компаративистики и пути их преодоления. Виды сравнительных исследований. Сравнительный аспект изучения форм.
Предмет: Политология.
Дисциплина: История политических учений.
Тип: Лекции и учебные материалы
Дата: 09.07.2012 г.
Язык: Русский
Скачиваний: 72
Поднять уникальность

Похожие работы:

Сравнительный метод в истории политических учений.

Сравнительный метод и стратегия сравнительного политологического исследования.

Методологические проблемы компаративистики и пути их преодоления.

Виды сравнительных исследований.

Как отмечено в литературе, “политическая наука берет свое начало с того момента, когда наблюдатель замечает, что другим народом управляют не так, как нами”. Политические мыслители прошлого (Аристотель, Платон, Полибий, Цицерон, Фома Аквинский, Макиавелли, Монтескье, Токвиль, Конт, Спенсер, Гегель, Маркс, Милль и др.) регулярно или эпизодично прибегали к сравнению.

Что дает изучение форм правления в сравнительном аспекте? Во-первых, применение сравнительного метода имеет познавательное значение, поскольку позволяет собрать, систематизировать и обобщить огромный массив информации по разным странам, расширить познания о политике и ее различных аспектах, в том числе о формах правления. Например, у некоторых авторов мы встречаем неполный перечень полупрезидентских систем: так, М. Дюверже в работе 1980 г. относит к этой форме правления Веймарскую республику и шесть стран Западной Европы – Австрию, Ирландию, Исландию, Португалию, Финляндию и Францию [4]. Однако сравнительный анализ конституций и политической практики стран мира позволяет получить более полную картину: оказывается, что полупрезидентской формой правления охвачено 42 государства современного мира [5].

Нельзя переоценить теоретико-методологическое значение сравнительного метода, позволяющего создавать понятия и всеобщие модели путем выявления сходств и различий между политическими явлениями. Приведу иллюстрации. М. Дюверже, опираясь на опыт нескольких стран, ввел в научный оборот, обосновал и развил понятие “полупрезидентская система”, которое, несмотря на критику, прижилось в политологии и юриспруденции.

Значимость сравнительного метода заключается также в создании и исправлении научных классификаций. Так, сравнение 32 промышленно развитых демократий за период после Второй мировой войны по настоящее время дало возможность А. Сайроффу по-новому сгруппировать парламентские системы В результате Сайроффом было выявлено три кластера парламентских систем (по сути, три разновидности):1) система доминирования кабинета;2) поляризованная система с центральной ролью фрагментированного парламента;3) система “совместной диффузии власти парламента и кабинета в процессе принятия решений при работающем парламенте” [14], т.е., проще говоря, речь идет о сбалансированной власти с использованием согласительных процедур.

Сравнительный метод имеет эвристическое значение и позволяет верифицировать гипотезы и полученные знания. Проверка истинности концептов и теорий – необходимый элемент любого исследования. Поскольку при изучении форм правления требуется установить взаимосвязь между двумя и более факторами, то без эмпирического “тестирования” выдвигаемых в начале исследования гипотез обойтись нельзя. Так, последние пятнадцать лет компаративисты “бьются” над проверкой истинности тезиса Х. Линца о склонности президентской системы к авторитаризму. Одна из последних работ, по сути опровергающих эту гипотезу, – это сравнительное исследование А. Дискина, Х. Дискиной и Р. Хазана “Почему демократии рушатся: причины демократического провала и успеха” [17], в котором изучаются 30 случаев коллапса демократии и 32 случая стабильной демократии. Авторы выделяют четыре группы переменных, влияющих на демократическую стабильность – институциональные (федерализм; президентская форма правления; пропорциональность; слабость конституции), социетальные (расколы; плохое функционирование экономики; неблагоприятная для демократии история), опосредованные (фрагментация; поляризация; нестабильность правительства) и внешние (иностранное участие). В работе выявляются связи между каждой из 11 переменных и демократией. Авторы приходят к следующим выводам: во-первых, комбинация нескольких переменных ведет к коллапсу демократии, а не одна какая-то одна переменная, т.е. президентская форма правления представляет опасность для демократии только при наличии других неблагоприятных факторов; во-вторых, президентская система не входит в число переменных, оказывающих серьезное воздействие на демократическую судьбу.

Сравнительные исследования позволяют преодолеть этноцентризм. Этноцентризм в научных исследованиях ведет, по словам Р. Роуза, либо к “ложной партикуляризации”, т.е. представлении об особой исключительности страны, либо к “ложному универсализму”, когда теориям, созданным исключительно на опыте одной страны, придается всеобщий характер без учета национального и исторического контекста [18]. Информация о других обществах позволяет не только интерпретировать новые явления, но и посмотреть на свою страну в новом свете.

Сравнение имеет аксиологическое значение. Объекты исследования в той или иной стране оцениваются исходя из идеальных представлений, а отклонение от нормы дает толчок для дальнейших исследований политических феноменов. Например, оценка российской формы правления с идеальной моделью полупрезидентской системы позволяет обнаружить не только ее специфику, но и “отклонение” в сторону президентской системы с сильным главой государства. Сравнение российской формы правления с формами правления стран СНГ дает возможность уловить сходство между ними, а именно – гипертрофированные полномочия президента и ослабленную роль парламента.

Прикладное значение сравнительного метода неоспоримо. Учет чужого опыта позволяет принимать наиболее оптимальные и эффективные решения, избегать ошибок в конструировании политических институтов и создании формы правления. Конституционный инжиниринг предполагает заимствование лучших элементов других систем при условии их применимости и адаптации к конкретной стране.

Сравнительное изучение дает возможность подражать ценному опыту зарубежных стран. “Однако, – справедливо подчеркивает М.Х. Фарукшин, – в реальной жизни всегда есть пределы допустимости тех или иных заимствований, пределы, которые устанавливают, говоря обобщенно, конкретно-исторические условия, в которых функционирует общественная система”. Сравнительный подход позволяет избежать негативных последствий при “внедрении” форм правления и создании новых политических институтов, поскольку только путем сравнения особенностей функционирования и судьбы различных режимов, как стабильных, так и неустойчивых, исследователи могут добиться понимания проблем, присущих той или иной форме правления и того, как их можно было бы решить.

Наконец, следует указать на прогностическое значение сравнительного метода. Сравнительное исследование помогает предвидеть возможные результаты перехода к той или иной форме правления или введения каких-либо конституционно-правовых новаций, касающихся треугольника отношений “глава государства – правительство – парламент”. Допустим, внедрение ряда ограничителей на вотум недоверия правительству со стороны парламента (например, конструктивный вотум) позволяет обеспечить стабильность кабинета.

Суть сравнительного метода сводится к выявлению общего и особенного в изучаемых явлениях. Любые сравнения осуществляются на основании единого принципа – соотнесения явлений с “эталоном”, которым могут оказаться слова, понятия, идеальные конструкции или математические модели.

Сравнительный метод активно используется в политологии, поскольку здесь практически невозможно применить экспериментальный метод, являющейся одним из основных в естественных науках. Однако у исследователей есть сравнительный метод для описания и объяснения различных сочетаний политических событий и институтов, существующих в различных обществах.

При проведении любого сравнительного исследования возникает целая серия проблем. В сравнительной политологии обстоятельно описаны эти проблемы, а также (что более ценно) способы их решения. Остановлюсь кратко на основных, на мой взгляд, трудностях методологического и методического свойства.

Проблема сравнимости. В идеале исследователь должен выбрать страны, которые были бы идентичны по всем аспектам, кроме одного, который он намерен изучить. Однако ясно, что на практике это неосуществимо, и приходится сравнивать страны, имеющие те или иные различия. Вопрос заключается в том, должны ли они быть похожими как можно больше друг на друга или, напротив, значительно отличаться? В компаративистике существуют два подхода на этот счет. При проведении сравнительных исследований используется как стратегия максимального сходства, так и стратегия максимального различия. Возможна комбинация двух стратегий: так, Д. Кольер изучает восемь латиноамериканских государств, которые при грубом приближении схожи между собой, а далее внутри этой группы выделяет пары стран с максимальными различиями.

Решение проблемы сравнимости в самом общем виде заключается в том, что явления можно сравнивать между собой при наличии хотя бы одного общего признака. Например, сравнение политических партий в США и Эфиопии возможно (но это не значит, что целесообразно) при условии, что существующие в Эфиопии организации подпадают под признаки политической партии.

Проблема “слишком много переменных – слишком мало случаев”. Большинство компаративистов считает ее основной. Казалось бы, двести стран мира вполне достаточно для проведения сравнения. Однако невозможно найти страны, схожие по всем параметрам, кроме одного – того, что изучается исследователем. Факторов, которые влияют на интересующий исследователя объект, всегда большое количество, в то время как кейсов для выявления взаимосвязей между переменными не хватает.

В политологической литературе выделяются следующие способы решения этой проблемы: во-первых, увеличение числа случаев за счет: а) времени, т.е. включение стран из разных исторических промежутков; б) простого добавления новых стран; в) добавления национальных субъединиц (территорий, субъектов федерации и пр.); во-вторых, стратегия “наибольшего сходства”, применяемая для того, чтобы сократить количество переменных в исследовании; в-третьих, сокращение количества переменных путем акцента на наиболее важных факторах, а также упрощение плана и намерений самого исследователя; в-четвертых, модель “экономии”, в частности использование теории рационального выбора [34].

Иногда сама политическая жизнь “помогает” исследователю в решении проблемы “слишком много переменных – слишком мало случаев”. До Второй мировой войны объектом исследования были устойчивые формы правления Северной Америки и Европы. Поскольку президентская система была представлена лишь одной страной – США, а остальные были парламентскими, то, как пишет Ф. Риггс, сравнительный анализ президентских стран “постепенно захирел”, и лишь после войны он подвергся радикальной переоценке в его основополагающих исходных посылках из-за включения в мировую систему более чем 100 новых государств третьего мира [35].

Проблема эквивалентности. “Неотъемлемым условием корректного использования сравнительного метода, – пишет М.Х. Фарукшин, – является требование, чтобы проблема, которую ставит исследователь, поддавалась изучению в рамках различных культур. […] …каждое понятие, которое используется в сравнительном исследовании, должно иметь одинаковое содержание в контексте разных культур”.

Главная причина появления проблемы эквивалентности заключается в существовании различных контекстов политики, которые ведут либо к разному пониманию одинаковых терминов, либо к тому, что одно и тоже поведение может по-разному оцениваться в разных странах. Сравнение парламентской системы в СССР (а формально это была парламентская система) и парламентской системы в Великобритании весьма проблематично, поскольку найти эквивалентную меру вряд ли удастся.

Один из способов решения проблемы эквивалентности – тщательное описание понятий, вдумчивое конструирование индикаторов, которые операционализируют эти понятия, внимательное приложение понятий к разным контекстам и осознание того, что любое понятие имеет ограничения в применении. Второй способ – фокус на небольшом количестве стран, позволяющем учесть все нюансы применения понятий и индикаторов. К нему “примыкает” третий способ – обращение к специалистам по отдельным странам или группе стран с тем, чтобы избежать ошибок в обобщении. Четвертый способ – поиск т.н. функционально эквивалентных институтов (выполняющих одинаковые роли в рамках политической системы), которые именуются по-разному (например, выборы, революции и военные перевороты, несмотря на большую степень их несхожести, могут рассматриваться как способы смещения правящей элиты) [41].

Проблема предвзятого отбора. Нередко исследователь выбирает случаи субъективно: это могут быть страны, где население говорит на знакомом ему языке, или страны, подпадающие под схему исследования или некую теорию, или страны, безопасные с точки зрения поездок туда, или страны, по которым имеются данные. Большие и могущественные страны чаще всего являются объектами исследования, нежели страны маленькие и слабые. Но перекос в отборе кейсов ведет к ложным результатам исследования. Решение проблемы предвзятого отбора заключается в следующем: во-первых, необходимо выбрать какую-то зависимую переменную, разные показатели которой позволят сгруппировать, а затем и отобрать страны; во-вторых, при выборе стран необходимо знать о параллельных случаях (например, отбирая президентские страны Латинской Америки, необходимо иметь в виду президентские страны других регионов мира); в-третьих, более четкая теория может помочь в правильном отборе [43].

“Проблема Гэлтона” названа по имени президента Королевского антропологического института Великобритании, который в 1889 г. при обсуждении методологии кросс-культурного анализа высказал предположение о значительном влиянии на культуры внешнего фактора [44]. Наблюдения по каждой стране должны быть независимыми – гласит правило сравнительного и статистического исследования. Сравнивать случаи можно тогда, когда события в какой-то одной стране не находятся под влиянием событий в какой-то другой стране [45]. Однако на практике зависимость одних групп от других создает серьезные трудности. Например, на выбор парламентской формы правления в странах Британского Содружества сильное влияние оказала Великобритания. Президентские системы в Латинской Америке были импортированы из США, а потому сравнение их с американской системой наталкивается на проблему Гэлтона.

Предложено несколько способов решения этой проблемы. Во-первых, можно выявить в выборке все явные признаки влияния одной страны на другую, после чего исключить последнюю из анализа [47]. Во-вторых, можно использовать принцип максимального различия систем и наблюдения, относящиеся к разным периодам времени [48]. В-четвертых, сгладить проблему Гэлтона может стратегия анализа влияния мировой системы на внутреннее развитие стран, при которой экономическая и политическая система страны рассматривается в качестве открытой для внешнего воздействия и в этом смысле зависимой.

Проблема ценностной нейтральности. Исследователь трактует концепты, отбирает переменные и параметры сравнения сообразно своим ценностным предпочтениям. Например, при определении “силы” президентов многие авторы делают акцент на формальных полномочиях главы государства, исходя из того, что в развитых странах демократии нет серьезного разрыва между законом и практикой. Однако неформальная составляющая в России и других посткоммунистических странах значительна, а потому измерение президентской власти исключительно формальным путем неоправданно. Решение проблемы ценностной нейтральности заключается, по мнению ряда авторов, на пути изменения отношения к истории и историческому методу (Бэйди), либо на пути внедрения в политические исследования новой методологической ориентации – научного реализма (Лэйн) [53].

Существует несколько видов компаративных исследований. Удачной, на мой взгляд, является типология Л.В. Сморгунова, который выделяет “case-study”, бинарное, региональное, глобальное и кросс-темпоральное исследования.

Исследование единичного случая (case-study). Яркий пример такого исследования – работа “Демократия в Америке”. Изучение отдельного случая является сравнительным, если данные по одной стране фигурируют в широком сравнительном контексте, выявление которого не рассматривается как самостоятельная исследовательская задача [58], и в таком исследовании либо используется или оценивается полезность понятий, выработанных применительно к другим случаям (другой стране, по отношению к другим объектам в этой же стране или в той же самой стране, но в другое время), либо проверяется некоторая общая теория или гипотеза, либо создаются концепты, которые будут использоваться где-нибудь в другом месте или гипотезы, которые будут проверяться где-либо еще [59]. Скажем, понятие “полупрезидентская система” появилось в трудах М. Дюверже вследствие тщательного изучения французской Пятой республики, и лишь затем классик французской политологии попробовал наложить его на другие страны (Австрия, Финляндия и др.).

2. Бинарное сравнение часто используется в исследовании форм правления. Поскольку наиболее широкое распространение в политической науке получили две бинарные классификации государств (монархии и республики; президентские и парламентские), то выбор двух кейсов для сравнения оказывается оправданным. Чаще всего сравниваются между собой (попарно) Великобритания и США, США и Канада, Великобритания и Франция, Франция и Италия. Что касается полупрезидентских систем, то имеются бинарные компаративисткие исследования России и Веймарской Германии [63], Франции и Веймарской Германии [64], Франции и Польши [65], Франции и Финляндии.

3. Региональное сравнение (area study) – это сравнение группы стран определенного региона (страны Западной Европы, скандинавские страны, Латинская Америка, Восточная Европа и т.д.). Исследователями подчеркивается плодотворность подобного исследования, так как оно позволяет решить ряд проблем сравнения (сравнимость, эквивалентность), поскольку страны избраны в силу похожести их экономических, культурных, политических и т.д. характеристик.

4. Глобальное сравнение получило свое развитие с 1960-х гг., когда распространилось применение количественных подходов, появились банки данных по социально-экономической и политической информации, которые стали храниться и обрабатываться на компьютере. Примером глобального сравнения является недавнее исследование А. Сайроффа, которое охватывает все электоральные демократии мира, имеющие должность президента [74]. Поскольку роль президента варьируется в президентских, парламентских, полупрезидентских системах и внутри каждой из них, то небезынтересно оценить “силу” этого института, что и делает компаративист из Канады. По 9 переменным измеряется власть президента [75]. Приведу несколько примеров индекса президентской власти по странам: Аргентина (1994 – н.в.) – 8 баллов; Россия (1993 – н.в.) – 7 баллов; Армения (1995 – н.в.) – 6 баллов; Румыния (1996 – н.в.) – 5 баллов; Южная Африка (1994 – н.в.) – 4 балла; Болгария (1991 – н.в.) – 3 балла; Швейцария (1848 – н.в.) – 1 балл.

5. Кросс-темпоральные сравнения, т.е. сравнение в разные временные промежутки, распадается на два вида – синхроническое и асинхроническое. Синхроническое сравнение предусматривает сравнение одной страны в разное время. Примером является работа российского исследователя П.В. Панова [77], в которой он поставил задачу провести кросс-темпоральный сравнительный анализ российских институциональных трансформаций, используя неоинституциональный подход. Другой вид кросс-темпорального сравнения – асинхроническое сравнение – сравнение разных стран в различное историческое время. Ярким примером является новейшая работа С. Скеч “Заимствование конституционных конструкций: конституционное право в Веймарской Германии и французской Пятой республике” [78]. Эта книга – первое сравнительно-историческое исследование двух наиболее значительных полупрезидентских систем XX века – Веймарской Германии (1919-1933 гг.) и французской Пятой республики (1958-2002 гг.). Выбор этих двух кейсов не случаен. Веймарская Германия была первым историческим экспериментом полупрезидентской системы. По свидетельству Скеч, недавно созданные полупрезидентские демократии имеют больше общего именно с Веймарской Германией, а не с Францией.

***

Сравнительный метод исследования не является самым лучшим среди веера научных методов. Во-первых, он “проигрывает” по целому ряду показателей таким методам, как экспериментальный и статистический. Во-вторых, он обладает недостатками, связанными с самой природой этого метода (выявление тождества и различий) – чрезмерное установление различий, неполнота обобщений (хотя теория требует универсальности), отсутствие сравнимых случаев (все явления неповторимы и уникальны) [81]. В-третьих, он создает целую массу проблем для исследователя – сравнимости, нехватки кейсов и избытка переменных, эквивалентности, отбора случаев и индикаторов и др. В-четвертых, он требует соблюдения ряда требований и правил, относящихся к методике и процедуре исследования. Однако достоинства сравнительного метода многократно “перевешивают” его недостатки. Благодаря этому методу можно познать мир политики, объяснить его с помощью понятий и теорий, сделать смелые предположения, подтвердить или опровергнуть гипотезы, оценить происходящее в своей стране и за рубежом, лучше понять содержание политических институтов и процессов в разных странах, адекватно использовать позитивный иностранный опыт, предостеречь от ошибок в политике и предвидеть будущее. Все “плюсы” компаративистики распространяются и на изучение форм правления государств. Поскольку ученые заинтересованы в создании и проверке универсальных и независящих от государственных границ теорий президентской, парламентской, полупрезидентской и иных систем организации власти, то без сравнительного метода добиться этой цели нельзя. Сравнение выступает мощным орудием анализа форм правления.

Методика сравнительного политологического исследования

1. Основные понятия сравнительного анализа.

Концептуализация – процесс создания концептуальной модели исследования, необходимый для продуцирования гипотез.

Гипотеза – научное предположение о взаимосвязи между независимой и зависимой переменной, выдвигаемое для объяснения каких-либо явлений и требующее верификации.

Случай – те страны или территории, которые представлены в сравнительном анализе.

Единица анализа – это объект, по которому исследователь собирает данные.

Переменные – это такие понятия, качество которых меняется в данном наборе единиц анализа. Виды переменных: зависимая (фактор, который исследователь стремится объяснить), независимая (фактор, который рассматривается как воздействующий на зависимую переменную), вмешивающаяся (третий фактор, оказывающий воздействие на взаимосвязь зависимой и независимой переменных).

Операционализация – преобразование абстрактных понятий в конкретные, доступные для сравнительного изучения.

Другие понятия: показатель, индикатор, критерий сравнения.

2. Этапы сравнительного политологического исследования:

1) формулирование проблемы и гипотезы исследования; концептуализация;

2) отбор случаев, единиц анализа, переменных, показателей и индикаторов, а также осуществление наблюдения и измерения;

3) сбор и описание данных в соответствии с концептуальной схемой, выявление тождества и различий между политическими феноменами;

4) верификация гипотез и создание теорий.

Интернет-ресурсы:

http://эссе.рф - сборник не проиндексированных рефератов. Поиск по рубрикам и теме. Большинство текстов бесплатные. Магазин готовых работ.

http://www.maxdiplom.ru - Курсовая работа скачать бесплатно банк рефератов 10 Гигабайт.