">
Прикладные науки Социология
Информация о работе

Тема: Неформальные молодежные объединения в России: причины появления

Описание: Понятие неформалов и история возникновения. Общая характеристика неформальных молодёжных объединений: сущность, классификация и основные признаки. Преимущественно развлекательно-рекреативная направленность. Вестернизация культурных потребностей и интересов.
Предмет: Прикладные науки.
Дисциплина: Социология.
Тип: Курсовая работа
Дата: 16.08.2012 г.
Язык: Русский
Скачиваний: 386
Поднять уникальность

Похожие работы:

РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Факультет социологии

Кафедра истории, теории и методологии социологии

Допустить к защите

Зав. кафедрой ИТМС

__________________

Д.с.н., профессор

“”___” _______________ 2008г.

КУРСОВАЯ РАБОТА

«Неформальные молодежные объединения в России: причины появления»

Выполнила:

Научный руководитель:

к. ф. н., доцент .

Москва

2008

Оглавление

Введение………………………………………………………………………………..3

I. Анализ неформальных молодежных объединений в современной России……..6

1.1. Понятие «неформалов» и история возникновения неформальных молодежных объединений…………………………………………………………….6

1.2. Общая характеристика неформальных молодёжных объединений: сущность, классификация и основные признаки…………………………………...12

II. Молодежная субкультура, как особая неформальная культура………………..16

2.1. Особенности субкультуры неформальных молодежных объединений…..16

2.2. Строение современной молодежной субкультуры в России………………17

III. Анализ причин возникновения неформальных молодежных объединений.....24

3.1. Три «волны» в эволюции неформальных организаций нашей страны…...24

3.2. Отечественные ученые о причинах возникновения, специфике и типологии молодежных субкультур………………………………………………………….….26

Заключение……………………………………………………………………………28

Библиография…………………………………………………………………………31

Введение

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что молодежь является специфической социальной группой, от социализации которой зависит будущее страны. Стремление молодежи объединяться в неформальные организации - это, во многом, естественный процесс. Однако этим процессом нужно уметь управлять, в противном случае, неформальное движение может приобрести социально-опасную негативную направленность.

Современная социально-политическая ситуация в России показывает, что неформальные молодежные объединения - это очень актуальная проблема на сегодняшний день, так как огромное количество подростков становятся «неформалами» не из-за каких-либо убеждений, целей, а только из-за того, что им нравится атрибутика «неформалов», относительная независимость и самостоятельность. В последнее время государство пыталось привести в жизнь федеральные законы и программы, которые помогли бы молодому поколению адаптироваться в обществе, но на современном этапе развития нашего государства экономические факторы наряду с политической обстановкой не дают возможности государству, и в том числе обществу, осуществлять все программы и федеральные законы о молодежи, а те законы и программы, которые все таки работают, не приносят позитивного результата для Росси в целом.

В условиях социальной нестабильности, когда в целом снижается эффективность управленческих воздействий на происходящие в обществе изменения, нашему обществу необходима современная концепция неформальных объединений молодежи как социальных групп, основанная на достоверных знаниях о неформалах, о неформальных группировках. Нужна концепция, мобильно отражающая изменения социума, социальные процессы в неформальных объединениях молодежи. Общество и органы управления должны иметь в своих руках эффективный инструмент постоянного слежения и контроля за происходящими в молодежной среде изменениями для научного анализа ситуации и последующей своевременной корректировки осуществляемых мер и программ в области интегральной молодежной политики.

Актуальность данной проблемы возрастает и в связи с тем, что молодежь легко воспринимает асоциальные идеи и взгляды, склонна к крайностям, подражанию, некритическому восприятию контркультур и девиантному поведению. Это может способствовать распространению в молодежной среде экстремистской идеологии и появлению неформальных объединений негативной направленности.

В связи с усилением конфликтогенных реалий возрастает потребность в деятельности сети государственных служб по оказанию социально-адаптационной помощи молодому населению и центров по научно-практическому изучению, прогнозированию социальной напряженности в молодежной среде. Тем более, что до сих пор не решены проблемы подготовки квалифицированных кадров по работе с молодежью, не созданы на уровне отдельного города или села сколько-нибудь дееспособные управленческие структуры, непосредственно воздействующие на неформальные молодежные объединения и их лидеров.

Необходимость обращения к данной теме связана и с недостаточной ее разработанностью в научной литературе. В имеющихся исследованиях эта актуальная проблема не получила достаточного внимания. Это затрудняет ее решение в деятельности органов местного самоуправления.

Рассматривая неформальные объединения, я попытаюсь определить роль и место неформальных объединений в жизни страны в настоящее время и ближайшие перспективы их развития с учетом возможных альтернативных вариантов.

Сегодня не смотря на активную деятельность неформальных объединений, известно о них не так много. Отдельные публикации в прессе не позволяют получить целостную картину, а иногда дают искаженные представление о тех или иных формированиях, поскольку рассматривают, как правило, лишь одну какую-то сторону их деятельности.

Цель исследования состоит в выявлении причин появления неформальных молодежных объединений в современной России. Для достижения указанной цели предполагается решить следующие основные задачи:

• разработать методологические подходы к изучению неформальных объединений;

• определить сущность понятий «неформалы» и «неформальные объединения», их место в молодежной среде;

• дать общую характеристику неформальных объединений в современной России: классификация, основные признаки;

• изучить особенности субкультуры неформальны молодежных объединений;

• постараться выявить причины появления неформальных молодежных объединений на основе исследований и выводов отечественных исследователей.

Объектом исследования выступают неформальные объединения молодежи как социальное явление.

Предмет исследования – причины появления неформальных молодежных объединений.

Структура работы: работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка используемой литературы, включающего в себя 14 источников. Объем курсовой работы составляет 31 страницы.

Проблема молодежи и молодежных неформальных объединений всегда привлекала внимание исследователей. Значительное внимание этой проблеме уделяли классики социологии, известные зарубежные и российские ученые. Так, П.А.Сорокин, В.Тернер, Т.Парсонс, Л.Фойер рассматривают сущность и причины возникновения неформальных объединений, в частности, делают вывод о том, что в выпавшем, неопределенном, «подвешенном» состоянии человек оказывается в период перехода с позиции одной на позицию другой социальной структуры. Известный американский ученый Джеймс Д.Томпсон сосредоточил внимание на переменных, которые не включены ни в одну из рациональных управленческих схем - социальные средства управления через неформальные нормы.

В этой работе я предприняла попытку рассмотреть сущность молодёжной культуры и механику возникновения её субкультур, особое внимание уделяя причинам появления и особенностям молодёжных организаций, их роли в процессе социализации молодёжи и влиянию образуемых ими субкультур на формирование мировоззрения будущего члена общества.

I. Анализ неформальных молодежных объединений в современной России

1.1. Понятие «неформалов» и история возникновения неформальных молодежных объединений

Понятие "неформалы", "неформалы" - кто они? Ответы на эти вопросы неоднозначны, как неоднозначны и неоднородны сами неформальные объединения. К тому же, бурная политическая жизнь заставляет изменяться самодеятельные формирования, причем эти изменения зачастую касаются не только форм и методов их деятельности, но и провозглашаемый целей.

Формальной обычно называют социальную группу, обладающую юридическим статусом, являющуюся частью социального института, организации, где положение отдельных членов строго регламентировано официальными правилами и законами. А неформальные организации и объединения ничего этого не имеют.

Неформальные объединения - это явление массовое. Ради каких только интересов не объединяются люди: дети, подростки, молодежь, взрослые и даже убеленные сединами старики? Число таких объединений измеряется десятками тысяч, а количество их участников — миллионами. В зависимости от того, какие интересы людей положены в основу объединения, возникают и различные типы объединений.

В последнее время в крупных городах страны, ища возможности реализации своих потребностей, и не всегда находя их в рамках существующих организаций, молодежь стала объединяться в так называемые "неформальные" группировки, которые было бы правильнее назвать "самодеятельными любительскими объединениями молодежи". Отношение к ним неоднозначное. В зависимости от направленности они могут быть как дополнением организованных коллективов, так и их антиподами. Члены самодеятельных объединений борются за сохранение окружающей среды от загрязнения и уничтожения, спасают памятники культуры, безвозмездно помогают реставрировать их, заботятся об инвалидах и престарелых людях, по-своему борются с коррупцией.

Говоря о самодеятельных объединениях и их взаимной связи с государственными и общественными институтами, необходимо отметить три ситуации по их значимости:

1. Сотрудничество.

2. Оппонирование и критика.

3. Оппозиция и борьба.

Неформальные молодежные объединения – это группы, возникшие на основе субъективных потребностей, интересов и стремлений молодых людей вне зависимости от того, совпадают интересы этих групп с интересами общества или противоречат им. Причем неформальные молодежные объединения создаются добровольно и в свободное время. Желая сохранить себя, неформальные молодежные объединения замыкаются во внутренней жизни, отгораживаются от внешних посягательств.

Большинство молодых людей избирает традиционный путь социализации, свидетельствующий о том, что процесс социализации в их родительской семье и в формальной группе не дал сбоя. В разряд субкультурной молодежи в зависимости от исторической и социокультурной обстановки в том или ином обществе попадает не более 30% молодежи. С предпосылками вхождения в молодежную субкультуру мы имеем дело в основном при сбое в привычном течении дел:

- в семье (излишний контроль родителей или предоставление подростку сверхсвободы);

- в формальной группе: несложившиеся отношения с одноклассниками, учителями;

- в результате участия в локальных войнах, когда молодой человек приобретает необычный для мирной жизни опыт (боли, убийства, разрушения, потери товарищей, страха) и уже не может вписываться в ту мирную жизнь, в которую возвращается;

- в среде безработных, временно (частично) занятых работой молодых людей (наличие свободного времени при одновременном отсутствии возможности самореализации);

- при несоответствии реального социального статуса уже приступившего к работе молодого человека его желаемому (воображаемому) статусу (к примеру, не признанные обществом музыканты, поэты, ученые, художники, философы, работающие дворниками, кочегарами, сторожами).

Существуют и другие возможности попадания молодых людей в неформальные молодежные объединения (отсутствие доступных форм проведения досуга, приход «за компанию», избыток свободного времени). Однако базовыми причинами первого шага, сделанного в сторону молодежной субкультуры, считаются указанные выше предпосылки.

История возникновения

Неформальные объединения (вопреки распространенному мнению) не является изобретением наших дней. Они имеют богатую историю. Разумеется, современные самодеятельные формирования существенно отличаются от своих предшественников. Однако, чтобы понять природу сегодняшних неформалов, обратимся к истории их появления.

Различные объединения людей с общими взглядами на природу, искусство, с общим типом поведения известны с глубокой древности. Достаточно вспомнить многочисленные философские школы античности, рыцарские ордена, литературные и художественные школы средневековья, клубы нового времени и т.д. Людям всегда было свойственно стремление к объединению. "Только в коллективе, - писали К. Маркс и Ф. Энгельс, - индивид получает средства, дающие ему возможность всестороннего развития своих задатков, и, следовательно, только в коллективе возможна личная свобода".

В дореволюционной России насчитывались сотни различных обществ, клубов, ассоциаций, созданных по различным признакам на основе добровольности участия. Однако подавляющее их большинство имело замкнутый, кастовый характер. В тоже время, например, появление и существование многочисленных рабочих кружков, создававшихся по инициативе самих рабочих, ярко свидетельствовало об их стремлении удовлетворить свои социальные и культурные запросы. Уже в первые годы советской власти появились принципиально новые общественные организации, собравшие в своих рядах миллионы сторонников нового строя и ставившие целью активное участие в строительстве социалистического государства.

В 1923 году появилось добровольное общество "Друг детей", которое работало под руководством детской комиссии при ВЦИК, возглавлявшейся Ф.Э. Дзержинским. Деятельность общества, проходившее под лозунгом "Все на помощь детям!", прекратилось в начале 30-х годов, когда было в основном покончено с детской беспризорностью и бездомностью. В 1922 году была создана Международная организация помощи борцам революции (МОПР) - прообраз советского фонда мира, сформировавшегося в 1961 году.

Кроме названных в стране действовали десятки других общественных формирований: Союз обществ Красного Креста и Красного Полумесяца СССР, ОСВОД, общество "Долой преступность", Всесоюзное противоалкогольное общество, Всесоюзное общество изобретателей и другие.

В первые годы советской власти стали возникать многочисленные творческие объединения. В 1918 году были созданы Всероссийский союз рабочих писателей, Всероссийский союз писателей и Всероссийский союз поэтов. В 1919 году организовалась вольная философская ассоциация, среди членов-учредителей которой были А. Белый, А. Блок, В. Мейерхольд.

Этот процесс продолжался и в двадцатые годы. За период 1920-1925 гг. в стране возникали десятки литературных групп объединявших сотни и тысячи поэтов и писателей: "Октябрь", "Левый фронт искусства", "Перевал", "Молодая гвардия" и другие. Появилось множество футуристических группировок ("Искусство коммуны", Дальневосточное "Творчество", Украинский "Асканфут").

Выражая свое отношение к различным литературным течения и группам, ЦК РКП(б) в 1925 году подчеркивал, что "партия должна высказываться за свободное соревнование различных группировок и течений в данной области. Всякое иное решение вопроса было бы казнено - бюрократическим псевдорешением. Точно также недопустима декретом или партийным постановлением легализованное литературно - издательское дело какой-либо группы или литературной организации".

В послереволюционный период возникли благоприятные условия и для создания ряда новых художественных объединений. Самым крупным из них явилось Ассоциация художников революционной России, в которую вошли художники-реалисты. Кроме того, тогда же сформировались Общества станковистов, Общество московских художников и другие.

Среди музыкальных организаций и групп, образовавшихся в двадцатых годах, следует, прежде всего, отметить Ассоциацию современной музыки, в которую входили А. Александров, Д. Шостакович, Н. Мясковский и другие. В 1923 году была организована Российская Ассоциация пролетарских музыкантов (РАПМ), в 1925 году - Производственный коллектив студентов- композиторов Московской консерватории ("ПРОКОЛЛ") и ряд других. Быстрое расширение сети различных объединений впервые после революционные годы позволяло надеяться на их дальнейшее бурное развитие. Однако путь, который прошли самодеятельные общественные формирования, оказался отнюдь не безоблачным. Во второй половине двадцатых годов начался процесс консолидации деятелей искусства и литературы: группы и течения начали сливаться в более крупные формирования на принципах единой политической платформы. Так, например, возникли Федерация советских писателей (1925 год) и Федерация советских художников (1927 год). Одновременно происходил процесс распада многих литературно-художественных объединений. В 1929-1931 гг. из культурной жизни общества исчезли Литературный центр конструктивистов "ЛЦК", литературные группы "Октябрь", "Перевал" и другие.

Окончательно подобные объединения прекратили свое существование после принятия постановления ЦК ВКП(б) "О перестройке литературных организаций" (апрель 1932 г). в соответствии с которым были ликвидированы группировки и созданы единые творческие союзы писателей, архитекторов, художников. Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 10 июля 1932 года было принято "Положение о добровольных обществах и их союзах", лишившие многие общественные организации их статуса и тем самым способствовавшие их ликвидации (этот документ и по сей день является единственным, в котором даны характеристики и признаки общественных организаций).

После принятия этих решений на протяжении более чем двух десятилетий новые общественные организации, не считая спортивных, в стране практически не создавались. Исключение составил лишь Советский комитет защиты мира (1949 год).

Затем наступил период так называемой "хрущевской оттепели". Так в 1956 году были созданы такие общественные организации, как Ассоциация содействия ООН в СССР, Комитет молодежных организаций СССР, Комитет советских женщин и т.д. Годы застоя были застойными и для общественных объединений. Тогда появились только три общественные организации:

Советский комитет за европейскую безопасность и сотрудничество 1971 год, Всесоюзное агентство по авторским правам 1973 год и Всесоюзное добровольное общество любителей книги 1974 год. Такова вкратце история самодеятельных общественных формирований. Она позволяет сделать некоторые выводы.

Не трудно заметить, что бурное развитие различных объединений совпадает с периодами расширения демократии. Отсюда следует принципиальный вывод о том, что уровень демократизации общества в немалой степени определяется количеством добровольных формирований, степенью активности их участников. В свою очередь отсюда следует и другой вывод: появление современных неформалов не есть результат чьей-то злой воли, оно вполне закономерно. Более того можно смело предположить, что по мере дальнейшего расширения демократии число неформальных образований и их участников будут возрастать.

1.2. Общая характеристика неформальных молодёжных объединений: сущность, классификация и основные признаки

Поскольку любое неформальное молодежное объединение объединяет тех, кто «не вписался» в нормальный ход социальной жизни, то, с одной стороны, культивируется протест против общества с целью создать иное (лучшее), а с другой, – именно пребывание в неформальном молодежном объединении призвано способствовать адаптации молодежи к тому же обществу. Молодежная субкультура выполняет целый ряд положительных функций: адаптация молодых людей к обществу, предоставление возможности молодому человеку выработать первичный статус, помощь молодым людям в освобождении от родительской зависимости и опеки, передача специфических для определенного социального слоя ценностных представлений. Как правило, многие молодые люди после выхода из движения уже не страдают подростковыми комплексами, не «бунтуют» по ничтожным поводам, не превращают жизнь в бесконечный поиск приключений.

Существует целый ряд типологий молодежных субкультур. Обстановку в России в конце ХХ в. достаточно точно отражает типология, предложенная казанским исследователем С.А. Сергеевым:

- романтико-эскапистские субкультуры (хиппи, ролевики, толкиенисты, с известными оговорками байкеры);

- гедонистическо-развлекательные («мажоры», рейверы, рэперы);

- криминальные («гопники», люберы);

- анархо-нигилистические (панки, экстремистские политизированные субкультуры «левого» и «правого» толка, которые можно также называть радикально-деструктивными).

Заслуживает внимания и типология, предложенная А. Тарасовым в начале XXI века:

- «золотая молодежь» в столицах;

- наркоманская субкультура;

- уголовная среда;

- «голубая» тусовка;

- неофашисты и скинхеды;

- «нацболы» (национал-большевики);

- футбольные фанаты;

- «попсовики»;

- «старая контркультура» (субкультура, развивающая традиции хиппи 60-х годов.);

- сатанисты;

- «новая контркультура» (оппозиционная молодежная субкультура, соединившая традиции старых хиппи, национал-большевизма и левацкого революционизма).

Наконец, типология, разработанная С.И. Левиковой и В.А. Бабахо в 1996 г.:

- группы, объединяющие приверженцев музыкальных вкусов

и стилей (металлисты, роллинги, брейкеры, битломаны);

- группы, ценностные ориентации которых имеют некоторый политический и идеологический оттенок (ностальгисты, анархисты, пацифисты, отклонисты, «зеленые»);

- группы аполитичного, эскапистского характера (хиппи, панки, люди «системы»);

- эстетствующие группы («митьки»);

- группировки, исповедующие «культ мускулов» («качки»);

- криминогенные группировки, объединяющиеся по признакам агрессивности, жесткой организованности и противоправной деятельности («стиляги», гопники, люберы).

Каждая из приведенных выше типологий имеет свои достоинства и недостатки. Однако любая модель и схема – это абстрагирование, реальная жизнь намного богаче любой схемы и не укладывается в нее, можно наметить лишь общий контур.

На практике между молодежными субкультурами не существует жестких разграничений. Принадлежность молодого человека к одной молодежной субкультуре не исключает его членства в других. Это возможно потому, что у молодежи есть нечто общее – возможность «тусоваться». В молодежных субкультурах необязательно разделять то или иное мировоззрение – здесь молодые люди должны разделять внешние формы поведения и символику.

И все же какая-нибудь типология, пусть даже самая простая, нужна. Такая типология уже была приведена выше – «гуманитарные» и «криминогенные» субкультуры. К первым можно отнести «стиляг», КСП, хиппи, растаманов, толкиенистов, ролевиков, готов, эмокидов, мобберов, рейверов, хип-хоп (рэперов), роллеров и прочих экстремалов, стрейт-эджеров, большинство металлистов. Ко вторым – скинхедов, футбольных хулиганов, гопников, люберов, хакеров, «диких» байкеров типа «Ангелов ада», панков, сатанистов.

Однако и это деление достаточно условное: среди первых нередко встречаются радикальные активисты, представляющие угрозу обществу, равно как среди вторых – законопослушные молодые люди.

Неформальные молодежные объединения различаются по характеру социальной направленности их сознания и поведения, типу групповых ценностей, особенностям проведения досуга. Наиболее популярными из них являются группы любителей современной музыки, танцев, различных видов спорта (футбольные болельщики, культуристы) – около 80%. Меньшее распространение у нас в стране получили группы, занятые общественно-полезной деятельностью, - охраной памятников культуры, защитой окружающей среды и т.д. – не более 4%. Есть группы, чье поведение может быть охарактеризовано как социально патогенное и даже преступное: наркоманы, токсикоманы и другие. Такие группы составляют примерно 9% всех неформальных молодежных групп .

Многие не совсем понимают понятие "неформальная группа" и это выражение ассоциируется у них с патлатыми парнями в кожаных куртках и цепях. Это не совсем верно, хотя в среде неформалов встречается и такой типаж.

Выделяют следующие основные признаки неформалов:

1) Неформальные коллективы не имеют официального статуса.

2) Слабо выраженная внутренняя структура.

3) Большинство объединений имеет слабо выраженные интересы.

4) Слабые внутренние связи.

5) Очень сложно выделить лидера.

6) Не имеют программы деятельности.

7) Действуют по инициативе небольшой группы со стороны.

8) Представляют альтернативу государственным структурам.

9) Очень тяжело поддаются упорядоченной классификации.

Выделю основные, на мой взгляд, черты неформальной среды:

• преобладание связей горизонтального характера (в отличие от демократическо - популистского движения и партийных структур более позднего времени);

• приверженность социальному творчеству, склонность к поиску новых социальных форм, альтернативизму, “конструктивному утопизму”;

• органический демократизм, стремление к самоуправлению, внутренней антиавторитарности, “коллективному руководству”;

• слабая артикулированность, “прописанность” формальных отношений, формирование внутренней структуры организаций под воздействием реальных личностных связей, стремление к созданию собственной микросреды, стиля жизни (как и диссиденты, но не демократы, в большинстве своем разделяющие жизнь и “общественную деятельность”);

• отсутствие жестких ограничений на сотрудничество, например, с властью (в отличие от диссидентов и, скажем, народовольцев);

• отсутствие четких идеологических “рамок” при высокой идеологизированности каждой группы в отдельности (в отличие от диссидентов);

• стремление “мыслить глобально, а действовать локально”, иметь конкретные социально - ориентированные (то есть направленные на получение социального эффекта, а не прибыли) проекты, подтверждающие идеи или способствующие их воплощению в жизнь.

II. Молодежная субкультура, как особая неформальная культура

2.1. Особенности субкультуры неформальных молодежных объединений

Термин «молодежная субкультура» используется учеными и журналистами при обращении к явлениям и процессам, происходящим в молодежной среде. Разные исследователи неодинаково подходят к содержанию, пытаясь интерпретировать термин в зависимости от контекста. Но даже такое разнообразие в подходах позволяет увидеть некоторую общность взглядов применительно к отдельным элементам данного феномена.

Согласно выводам специалиста по молодежной культуре С.И. Левиковой, молодежная субкультура характеризуется следующими чертами:

- молодежная субкультура представляет собой социальную общность, каждый представитель которой сам причисляет себя к ней; члены такой общности могут формировать как группы непосредственного контакта (компании, объединения, тусовки), так и виртуального общения;

- вхождение молодого человека в ту или иную молодежную субкультуру означает принятие им и разделение ее норм, ценностей, мировосприятия, манер, стиля жизни, а также внешних атрибутов принадлежности к данной субкультуре (прическа, одежда, украшения, жаргон);

- как правило, молодежные субкультуры возникают вокруг какого-либо «центра», выразителя тех или иных пристрастий к музыкальным стилям, образу жизни, отношения к определенным социальным явлениям;

- значимые для той или иной молодежной субкультуры идеи и ценности получают внешнее выражение в обязательной для ее членов символике и атрибутике группы.

Молодежная субкультура – это эзотерическая, эскапистская, урбанистическая культура, созданная молодыми людьми для себя; это культура, нацеленная на включение молодых людей в общество; это – частичная культурная подсистема внутри системы «официальной», базовой культуры общества, определяющая стиль жизни, ценностную иерархию и менталитет ее носителей.

Все эти и другие характеристики позволяют рассматривать молодежную культуру как явление субкультуры. Она отличается от официальной культуры и множества других субкультур знаниями, целями и ценностями, суждениями и оценками, нравами и вкусами, жаргоном и манерой поведения. Молодежь как социальная общность достаточно однородна, имеет сходные позиции и настроения, общие символы, вкусы, ценности, которые, как правило, проявляются в сфере досуга и не затрагивают трудовых и семейных отношений.

Это своеобразная культурная автономия, которая формирует внутренний мир личности. Однако молодежная субкультура не однородна, она состоит из множества субкультур, которые создают полифоничность и расширяют пространство для индивидуального и социального самоопределения и самореализации молодых людей.

2.2. Строение современной молодежной субкультуры в России

Субкультура молодёжи формируется под непосредственным воздействием культуры «взрослых» и обусловлена ею даже в своих контркультурных проявлениях. Формальная молодёжная культура (по определению) базируется на ценностях массовой культуры, целях государственной социальной политики и официальной идеологии. Рассмотрим их состояние на текущий момент и в роль формировании мировоззрения молодёжи, анализируя следующие специфические черты российской молодёжной субкультуры.

1. Преимущественно развлекательно-рекреативная направленность.

Наряду с коммуникативной (общение с друзьями) досуг выполняет в основном рекреативную функцию (около одной трети старшеклассников отмечают, что их любимое занятие на досуге - «ничегонеделание»), в то время как познавательная, креативная и эвристическая функции не реализуются вовсе или реализуются недостаточно. Рекреативные досуговые ориентации подкрепляются основным содержанием теле- и радиовещания, распространяющим ценности преимущественно массовой культуры.

2. «Вестернизация» (американизация) культурных потребностей и интересов.

Ценности национальной культуры, как классической, так и народной, уже много лет вытесняются схематизированными стереотипами - образцами массовой культуры, ориентированными на внедрение ценностей, "американского образа жизни" в его примитивном и облегчённом варианте. Любимыми героями и, в определённой степени, образцами для подражания становятся, по данным опроса, для девушек - героини "мыльных опер" и бульварных романов о любви, а для юношей - непобедимые супергерои триллеров.

Однако вестернизация культурных интересов имеет и более широкую сферу приложения: художественные образы возводятся на уровень группового и индивидуального поведения молодых людей и проявляются в таких чертах социального поведения, как прагматизм, жестокость, неумеренное стремление к материальному благополучию. Эти тенденции присутствуют и в культурной самореализации молодёжи: наблюдается безрассудное презрение таких "устаревших" ценностей как вежливость, кротость и уважение к окружающим в угоду моде. Совсем не безобидной в этом плане является и вездесущая реклама.

3. Приоритет потребительских ориентаций над креативными.

Потребительство проявляется как в социокультурном, так и в эвристических аспектах. По данным опросов студентов петербургских вузов (1989-1991 гг.) потребление в рамках художественной культуры заметно превышает креативные установки в социокультурной деятельности. Еще более эта тенденция присутствует в культурной самореализации учащейся молодежи, что косвенно обусловлено и самим потоком преобладающей культурной информации (ценности массовой культуры), способствующей фоновому восприятию и поверхностному закреплению ее в сознании. Творческая самореализация, как правило, выступает в маргинальных формах.

4. Слабая индивидуализированность и избирательность культуры.

Выбор тех или иных ценностей связан чаще всего с групповыми стереотипами ("принцип селёдки в бочке") достаточно жёсткого характера -- несогласные сильно рискуют пополнить ряды "лохов" -- "отверженных", "не интересных", "не престижных" людей с точки зрения "толпы", обычно равняющейся на некий идеал - "крутого(-ую)" (иногда в лице лидера данной группы). Групповые стереотипы и престижная иерархия ценностей обусловлена половой принадлежностью, уровнем образования, в определённой мере местожительством и национальностью реципиента, однако в любом случае суть их одна: культурный конформизм в рамках неформальной группы общения и неприятие других ценностей и стереотипов, от более мягкого в среде студенческой молодёжи до более агрессивного в среде учащихся средней школы. Крайним направлением этой тенденции молодёжной субкультуры являются так называемые "команды" с жёсткой регламентацией ролей и статусов их членов.

5. Внеинституциональная культурная самореализация.

Данные исследований показывают, что досуговая самореализация молодёжи осуществляется, как правило, вне учреждений культуры и относительно заметно обусловлена воздействием одного лишь телевидения - наиболее влиятельного институционального источника не только эстетического, но и в целом социализирующего воздействия.

6. Отсутствие этнокультурной самоидентификации.

Народная культура (традиции, обычаи, фольклор и т.п.) большинством молодых людей воспринимаются как анахронизм. Попытки внесения этнокультурного содержания в процесс социализации в большинстве случаев ограничивается пропагандой древнерусских обычаев и православия. А этнокультурная самоидентификация состоит а прежде всего в формировании положительных чувств к истории, традициям своего народа, т. е. того, что принято называть «любовью к Отечеству», а не только в приобщении к одной, пусть даже самой массовой, конфессии.

Прочие особенности молодежной субкультуры.

Ее определяющей характеристикой в России является феномен субъективной «размытости», неопределенности, отчуждения от основных нормативных ценностей (ценностей большинства).

«Участие в политической жизни» в шкале ценностных суждений, предложенных в ходе анкетного опроса учащимся старших классов петербургских школ, заняло последнее место (это занятие привлекает лишь 6,7% опрошенных). Только каждый четвертый из старшеклассников (25,5%) готов жить для других, даже если придется поступиться своими интересами, в то же время почти половина выборки (47,5%) полагает, что «в любом деле нельзя забывать о собственной выгоде».

«Политикой» интересуется лишь 16,7% опрошенных. Лишь треть из старшеклассников (34,4%) имеет сложившиеся политические убеждения (по самооценке), в то время как вдвое большее число либо вообще ими не обладает, либо никогда не задумывалось об этом (соответственно 29,5 и 37,1%). Известно, что молодежь - наиболее неустойчивая часть электората, реже других социально-демографических групп населения выступает в качестве реципиента политической информации, почти не читает ежедневных газет.

В наше время студенты быстро продвинулись в овладении новыми стереотипами, молодое поколение свободно от тоталитарного страха. Исследование показало, что понимание студентами, например, свободы, вполне соответствует "новому мышлению". Как правило, они рассматривают свободу не в соответствии с необходимостью, а в "связке" с принуждением и насилием. Невмешательство государства в частную жизнь человека молодые люди понимают в качестве важнейшего признака свободы.

Вопрос о понимании студентами социальной справедливости выявил темп обретения новым поколением ценностей демократического общества, а именно жизнь по закону. Молодёжная субкультура есть искаженное зеркало "взрослого" мира вещей, отношений и ценностей. Наиболее важной ценностью у многих признаётся "эквивалентность взаимного воздаяния" (необходимость вознаграждения за добро и возмездия за зло).

Молодые люди выбирают демократическую форму правления, учитывая даже негативные стороны современного социального развития общества. Рассчитывать на эффективную культурную самореализацию молодого поколения в больном обществе не приходится, тем более, что и культурный уровень других возрастных и социально-демографических групп населения России также постепенно снижается.

Усугубляется и межгенерационное отчуждение, включающее широкий спектр неприятии - от разрушения внутрисемейных контактов (по критериям взаимопонимания и взаимного доверия) до противопоставления «нас» (как ценностного, так и деятельностного) всем предшествующим, «советским» поколениям.

Определенная генерационная комплиментарность (противопоставление образа «мы» и «они») традиционна, достаточно вспомнить хотя бы хрестоматийный роман И.С. Тургенева «Отцы и дети». Однако сегодня генерационная комплиментарность молодого поколения нередко выливается в полное отрицание всех «папиных» ценностей, включая историю собственного государства. Эта позиция особенно уязвима, если иметь в виду собственную аполитичность молодых людей, их устраненность от участия в решении социальных проблем для общества, а не только групповых или корпоративных (сотрудничество) - для себя.

Генерационное отчуждение выступает в качестве психологического антонима («мы» и «они»). Особенно явственно это противопоставление прослеживается на уровне собственно культурных (в узком смысле) стереотипов молодежи: есть «наша» мода, «наша» музыка, «наше» общение, а есть - «папино», которое предлагается институциональными средствами гуманитарной социализации. И здесь обнаруживается третий (наряду с социальным и межгенерационным) аспект отчуждения молодежной субкультуры - культурное отчуждение.

Многих людей беспокоят «разрушительные мотивы» в "молодёжной" музыке. Формируется поколенческая идеология с девиантными тенденциями.

Вообще, наблюдается тенденция к дегуманизации и деморализации в содержании искусства, что проявляется, прежде всего, в принижении, деформации и разрушении образа человека. В частности, это фиксируется в эскалации сцен и эпизодов насилия и секса, в усилении их жестокости, натуралистичное™ (кинематограф, театр, музыка, литература, изобразительное искусство (реальная жизнь?)), что противоречит законам человеческой нравственности и оказывает негативное воздействие на молодёжную (в частности) аудиторию. Это воздействие подтверждается многочисленными исследованиями.

С конца 80-х годов ситуация в нашем массовом искусстве, особенно в экранных видах искусства, стала резко изменяться, приобретая всё более негативный характер. В частности "идолы потребления" (поп-/рок- и т.п. музыканты, шоумены, королевы красоты, культуристы, астрологи...) вытеснили собой на теле/кино/видеоэкранах "идолов производства" (рабочих-стахановцев, прогрессивных доярок...). По данным исследований, среди 100 фильмов, наиболее популярных в питерских салонах в 1989г. не было ни одного, отличающегося высокой художественно-эстетической ценностью. По данным сотрудника лаборатории социальной психологии НИИКСИ А.Т. Никифорова, репертуар кинотеатров по частоте демонстрации с конца 1991г. более, чем на 89% состоит из зарубежных фильмов, жанровый репертуар которых возглавляют боевик и эротика. Те фильмы, которые по каким-то соображениям не допускают до широкого эфира, стали доступны по кабельному телевидению и видео. Такое засилье "заморского" искусства, продолжающееся по сей день, во многом объясняется переходом к "русской вариации на тему демократии" (не знаю, как это по научному). При этом культурное наследие СССР сильно потеряло в ценности, а творения нового периода, носят, как правило, подражательный (с ориентацией на Голливуд) характер.

С социально-психологической точки зрения экранное насилие и агрессивная эротика вносят свой вклад в криминализацию современной жизни, особенно влияя на детей, подростков и молодёжь, которые составляют основную аудиторию кинотеатров и видеосалонов.

Таким образом, переход нашего государства (от сущности которого зависит экономика, политика, идеология...) к "русской демократии" (очень близкой к "плутократии" Платона) возложил проблему социализации на плечи собственно социализирующихся.

Российскими студентами современный этап развития общества определён как кризисный. Отрицательные оценки кризиса сопровождались обозначением спада в экономике, анархией в социальной структуре, судорожными действиями в политике и свободой в нравах. Некоторые представители молодёжи утверждают, что развал преобладает во всём: «начиная с души и кончая экономикой». Отмечается ожесточение людей из-за отсутствия возможности удовлетворить свои основные потребности. Меняются отношения в кругу родственников, идёт более осторожное планирование семьи.

1 2