">
Прикладные науки Социология
Информация о работе

Тема: Попперовская концепция открытого общества

Описание: Исследование концепции открытого общества известного американского философа Карла Поппера. Рождение теории. Непреодолимый антагонизм и вражда, существующий между оппозициями. Признаки тоталитарного государства. Враги и возможность применения теории к российским реалиям.
Предмет: Прикладные науки.
Дисциплина: Социология.
Тип: Лекции и учебные материалы
Дата: 16.08.2012 г.
Язык: Русский
Скачиваний: 62
Поднять уникальность

Похожие работы:

ПОППЕРОВСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ОТКРЫТОГО ОБЩЕСТВА

ПРЕДИСЛОВИЕ

Настоящая курсовая работа посвящена исследованию концепции «открытого общества» известного американского* философа Карла Поппера. Сегодня, когда Россия отошла от коммунистической идеологии, которую многие, в том числе и сам Поппер , считали тоталитарной, эта теория стала необычайно популярной и актуальной. Её стали использовать различный политические силы, подчас трактуя исключительно в свою пользу и не обращая внимание на тот смысл, который заложил в неё сам автор. Всё это побудило меня внимательно разобрать теорию «открытого общества» и высказать родившиеся мысли по этому поводу в курсовой работе.

Но, справедливости ради, необходимо отметить тот факт, что разработчиком этой идей был Анри Бергсон, который и ввёл этот термин в философский словарь. Это, безусловно, обогащает и расширяет эту концепцию, поэтому мне также следует разобраться и во взглядах этого знаменитого французского философа.

Представленная работа состоит из двух частей. В первой части, которая озаглавлена мной, как «Рождение теории» речь пойдёт о том, как появилась теория «открытого общества» у Поппер , что он заимствовал из идей Бергсона и других философов, разрабатывающих тему. Затем я вкратце попытаюсь изложить теорию этого общества и рассмотрю взгляды тех, кого автор считал врагами открытого общества.

Вторая часть моей курсовой будет содержать разбор самой концепции «открытого общества», где я попытаюсь проанализировать её в историко-философском ключе и оглядываясь на её включенность в сферу политической философии и просто в философский контекст.

В заключительной части я попытаюсь рассмотреть возможность применения теории к современным российским реалиям. Дело в том, что в начале Предисловия была заявлена мысль, согласно которой, поскольку наша страна отошла от тоталитаризма, постольку эта теория необычайно актуальна для России. В настоящее время в стране действуют организации (к примеру, объединение «Открытое общество»), финансируемые известным предпринимателем Джорджем Соросом, также пытающиеся продвинуть эту теорию и реализовать её на практике в нашей стране. Поэтому я вынужден был включить в курсовую работу свои краткие размышления по этому поводу, что послужит естественным финалом представленному труду.

ГЛАВА 1

РОЖДЕНИЕ ТЕОРИИ.

Термин «открытое общество» впервые встречается у Карла Поппера больше пятидесяти лет назад, приблизительно в сороковые годы, когда он написал и издал книгу с похожим названием «Открытое общество и его враги». В то время на Поппера оказала огромное влияние работа Анри Бергсона «Два источника религии и морали», в которой он, исследуя человеческое сознание и различные виды обществ, пришёл к выводу, что мораль и религия не составляют нечто единое в сознании людей, а поэтому у них различные истоки. Но речь здесь идёт не о разнообразных морально-религиозных системах и их отличиях и особенностях, а о базисной разнице и противоположных типов морали и религии. Подобных различий он обнаружил два, в чём ещё раз проявилась его любовь и стремление видеть повсюду дивергенцию, бесконечное раздвоение, дихотомию и оппозиции. И поэтому здесь эти источники символизируют два истока религии и морали.

Бергсон полагает существование этих источников и типов в дихотомических парах: «закрытое - открытое», «статическое - динамическое», которых философ сформулировал в неких бинарных оппозициях: «закрытое общество» - «открытое общество», «закрытая мораль» - «открытая мораль», «закрытая душа - открытая душа», «статическая религия» - «динамическая религия». Но следует особо отметить некоторую семантическую разницу в этой дихотомии, в которой оппозиция «открытое - закрытое» в бoльшей степени имеет пространственный оттенок, а «статическое - динамическое» - временной. Однако следует понимать, что между ними существует взаимосвязь, ибо «статическое - динамическое» есть временной аспект «закрытого - открытого», а последнее - пространственный аспект первого.

Между этими оппозициями существует непреодолимый антагонизм и вражда, ибо в своей жизни представители этих сообществ руководствуются различными принципами. Эта идея особенно понравилась Попперу , и он заимствовал эти термины для доказательства свой теории, особенно в самой существенной части бергсоновского определения «закрытого и открытого обществ».

Согласно Бергсону, «закрытое общество» - это такое образование, которое характеризуется тем, что его представители в своей жизни руководствуются нерефлективными мифами и нормами, которые в свою очередь транслируются с помощью устоев и традиций в некоторые предписания, законы и табу. Кстати, как мне кажется, это является одним из самых уязвимых мест бергсоновской концепции, ибо нельзя считать признаком закрытости факт введения мифов и устоев в ранг закона. Даже сейчас идет непрекращающиеся споры между теоретиками юридической науки, относительно того, чтo должно служить источником права и законодательства: традиции и устои, либо логика и рациональные построения. Многие страны, к примеру Франция, используют первую модель, а её уж никак нельзя «закрытым обществом».

Продолжая тему «закрытого общества» Бергсон сравнивает его с большим муравейником, своего рода единый, неделимый организм, живущий по непреложным биологическим законам. В этом обществе люди неразрывно связаны друг с другом и равнодушны ко всем остальным, не принадлежащим к нему* и всегда готовы к нападению и обороне. Жизнь членов этого общества жёстко регламентирована и подчинена правилам и распорядку, то есть, простыми словами - это там, где человеку говорят, что и как делать, а на кардинальном уровне означает полное поглощение государством общества и человека. Кстати, синонимом «закрытого общества» выступает тоталитарное государство, поглощающее своих граждан и безраздельно вмешивающегося в их личную жизнь. Поэтому смысл человеческой жизни и сама жизнь людей сводится к выполнению функции, указанной государством.

Как уже было замечено, «закрытое общество» функционирует по непреложным биологическим законам, где мифы, догмы, а, в конечном счёте, и религиозные предписания сводятся к элементарной самозащите от различных новаций, способных модернизировать его и, в конечном итоге, уничтожить как общество. Эти же предписания служат также и для оправдания творимого над жителями насилия. Отсюда ясна насаждаемая государством политика ксенофобии и враждебное отношение ко всему новому, исходящему от соседей. В книге «Открытое общество и его враги» Поппер высказывает мысль, что самое страшное для закрытого общества - это изменения, модернизация или вовлечение «закрытого государства» в межкультурное общение, поэтому в подобных обществах насаждается охранительная политика, ориентированная на сбережение богатства своей цивилизации. К слову сказать, в «открытом обществе» безоговорочно принимается технический прогресс в экономической сфере и свободная дискуссия и обсуждение деятельности политиков и органов власти, когда как в «закрытом обществе» подобное обсуждение считается уголовно наказуемым и преследуется всей силой закона.

Однако, по мнению Поппера , в этих обществах отнюдь не исчерпана возможность и почва для преобразований, более того, в них содержится колоссальный потенциал для перехода в «открытое общество». Как пишет философ, все западные цивилизации перешли от «закрытого общества» с его подчинённостью магическим силам к открытому обществу, ещё не в полной мере оправившись от шока, связанного с рождением.

Итак, идей и теоретические наброски Бергсона, относительно двух сообществ, были подхвачены и глубоко проработаны Поппером . Именно он ввёл термин «открытое общество» в современный политологический и философский словарь, сделав синонимом демократической политической системы, сложившейся в Западной Европе и США в тридцатые-сороковые годы, в противовес тоталитарным государствам (или «закрытым обществам»), использующих режим личной диктатуры (к примеру, в Советской России и гитлеровской Германии). Возможно, к выдвижению этой теории философа подстегнула его неприязнь к коммунизму и фашизму (национал социализму) в любых его проявлениях. С этим, вероятно, связана не столь глубокая проработка теории.

Важно отметить, что Поппер в своей книге не даёт причин образования государства или ответа на вопрос, как оно появилось, возникло или оформилось. Он сразу переносит нас на стадию, когда оно, по всей видимости, перешло от первобытнообщинного строя на стадию, когда появляются государства. Вот это промежуточное состояние страны, находящейся в эдаком подвешенном состоянии, когда оно ещё не открытое, но уже не первобытное, Поппер называет «закрытым обществом». «В дальнейшем магическое, племенное или коллективистское общество мы будем именовать «закрытым», а общество, где индивидуумы вынуждены принимать личные решения, - открытым обществом.

В своём развитии все страны обязательно должно пройти эту стадию диктатуры и «закрытого общества» и вплотную подойти к идеалу открытого общества. Но в этом случае перед нами встаёт вопрос, чем отличается «закрытое общество» от открытого, какие его базисные особенности? Также как и Бергсон, Поппер утверждал, что «закрытость» общества связано, прежде всего, с территориальной отдалённостью от мировых центров цивилизации, замкнутостью и количественной ограниченностью* этого общества. Поэтому все силы здесь уходят на охранение своего мира, традиций и устоев и откуда проистекает стремление населения и предпочтение авторитарной формы правления или тирании. Также это общество задействует такие механизмы самозащиты, как объявление несоответствия разуму всех новаций и преобразований. В этой ситуации следует различать государства намеренно шедшие по пути тоталитаризма, и государства, отошедшие от этого и пребывающие ныне в состоянии «открытого общества». В данном случае Поппер описывает «закрытые общества», существовавшие в древности. И действительно, получалось бы нелогично, если бы автор полагал под высказанными определениями описание тоталитарных государств как Германия или Советский Союз, где, конечно, существовали некоторые составляющие этой теории, однако, в целом, они в полной мере таковыми не были. В подтверждение этого философ приводит следующее размышление: «Одной из существенных черт магического сознания древнего - племенного или «закрытого» общества - является господствующее в таком обществе убеждение, будто оно существует в заколдованном круге1 неизменных табу, законов и обычаев, которые считались столь же неизбежными, как восход солнца, смена времен года и тому подобные совершенно очевидные закономерности природы. И только после падения магического «закрытого общества стало возможным теоретическое осмысление отличия «природы» от «общества».

Представленная Поппером картина действительно становится своего рода осмыслением истории или философией истории, учитывая то, что философ подмечает важные закономерности в развитии обществ. Но, тем не менее, всё равно остаются вопросы: если все страны рано или поздно подходят к идеалам «открытого общества, то, как тогда быть со странами, намеренно шедшими по пути « закрытого общества», имеют ли они право на самоопределение, или даже единодушный выбор населения является абсолютным злом и свидетельствует о беспросветной глупости населения?

Переходя к заключительной части этой главы, я предлагаю рассмотреть причины гибели «закрытого общества» и трансформации его в «открытое». Но прежде чем непосредственно перейти к этому следует сказать несколько слов о положении разума в «закрытом обществе», тем более что это будет неким ответом Поппера на предыдущий вопрос. Разум, который по природе своей свободен и мыслит всё, как хочет, естественно входит в противоречие с этой «закрытостью», ибо она мешает независимой от государственного контроля научной деятельности и постижению вещей. Поппер в этом случае соглашается с Бергсоном, сравнившем «закрытое общество» со скорлупой, а разум уподобляется цыплёнку, который стучится и долбит эту скорлупу, стараясь вырваться наружу. В результате он должен этого добиться. В конечном итоге, по мнению Поппера , именно разуму должна принадлежать победа над «закрытым обществом». Таким образом, пробив эту скорлупу и победив «замкнутость», разум подвергает критике все установленные нормы и запреты, ставит под сомнение ценность идеалов, предложенных авторитетами данного сообщества. В этом и состоит та глубинная революция разума, которая приводит к перерождению «замкнутого в себе общества». Итак, Поппер утверждает, что переход к «открытому обществу» станет возможным только благодаря коренной революции в умах и душах граждан, только кардинальная смена мышления позволит совершить данный переход. А способствует этому тот факт, что в «закрытых обществах» острее всего чувствуется напряжение цивилизации.

Вы, безусловно, можете спросить, как возможен такой скачок в мышлении, повлекший за собой переход в «открытое общество»? Честно говоря, это наиболее загадочное место в сочинении Поппера . Он, конечно, приводит многие исторические примеры (о чём будет рассказано подробнее в следующей части), но все они не удовлетворяют современному положению дел. Однако можно предположить, что переход в «открытое общество» происходит спонтанно, бессознательно, порой даже его устроители не ставят это своей задачей, но по ходу дела совершают данный переворот. Именно так произошло в Чехии, президентом которой, Томасом Массариком, так восхищался Поппер . Целью этого государственного деятеля было не создание «открытого общества», но борьба за независимость своего государства. Как лидер чешского национального движения, он выступал за отделение от Австро-Венгрии, а в результате своей деятельности Массарик сoздал государство, близкое к «открытому обществу». В подтверждение этого можно привести рассуждение Поппера : «Конечно, эта революция не совершалась сознательно. Крушение племенного строя, закрытого древнегреческого общества следует отнести к периоду, когда начал заметно ощущаться прирост населения среди правящего класса собственников земли. Это означало конец «органического» племенного строя. Этот процесс создал в закрытом обществе социальное напряжение».

Продолжая тему кризиса «закрытого общества, Поппер говорит, что к числу объективных причин можно отнести повышение уровня производительных сил, уменьшение роли живого труда, отмирание меновой стоимости, как объединяющий фактор в отношениях товаропроизводителей, да и вообще развитие всяческой торговли. Именно развитие экономических связей способно нарушить традиционных ход дел и разрушить изоляцию «закрытого общества», путём вовлечения его в мировую экономику.

Как я уже замечал ранее, Поппер поясняет свою теорию, обращаясь к истории, в особенности античной истории Древней Греции и Древнего Рима. Очень кратко Поппер пробегает стадию перехода из дикого состояния к «закрытому обществу», походу говоря, что человечество едва оправилось от шока, связанного с рождением, и переходит сразу к констатации фактов из истории городов-государств на территории Античной Греции. Однако, те причины, побудившие древние общества к изменению, абсолютно не работают в современном мире, ибо в последнем случае существование «закрытых обществ» зависит от воли граждан и является их законным волеизъявлением.

Итак, Поппер разбирает историю Греции, ибо, по общему мнению, западная цивилизация как «открытое общество» была рождена греками, так как они первыми сделали шаг к гуманизму. Но и среди греков были те, кто противился переходу к «открытому обществу» и вот почему. Дело всё в том, что в понимании Поппера история человечества в греческом варианте началась с родовой стадии, на которой греческий народ был разделён на множество городов-государств, управляемых царями или тиранами и представлявших собой «закрытые общества». То же самое было на Аппенинском полуострове. Итак, основной чертой этих «закрытых обществ» было то, что все члены объединялись по родовому или биологическому признаку и были связаны основными экономическими связями, как, например, натуральный обмен, разделение труда и социально-физическими отношениями, завязанными на рабстве, но наличие рабов не создаёт причин для беспокойства, как в государстве, идущем по пути «открытого общества».

Главная отличительная особенность этого общества заключается в том, что, по мнению Карла Поппера , жизнь его членов жёстко регламентирована и где человек не сам принимает решения, от которых зависит его жизнь, равно как и жизнь всего коллектива, но за него уже всё решено вышестоящими. У вышестоящих и правителей не было нужды в переменах, поэтому они всеми силами противились новшествам, способным поставить под вопрос их власть. Да и народ не слишком хотел перемен, пока представители знатных родов, лишённых в силу объективных обстоятельств власти, не стали возмущать его, призывая к изменениям, к демократии или непосредственной власти самих простых людей.

Именно этот нобилитет, не имевший реальной власти, совершил бессознательный переворот и сoздал почву для становления «открытого общества». Хрестоматийным примером в данном случае выступает Клисфен Афинский, который заложил основы демократии, но сам поплатился за свою чрезмерную «демократичность».

Но, тем не менее, Поппер считает его (Клисфена), Перикла, Солона и многих других выдающимися личностями, сделавшими всё возможное для установления «открытого общества» в Афинах. Однако, как уже не раз было замечено, не все были заинтересованы в создании подобного общества, более того, находились его решительные противники, которых Поппер называет «врагами открытого общества», среди них: Гераклит, Платон, Аристотель, Гегель и идейные последователи и одновременного его оппоненты - марксисты. В чём же состоит вина этих философов перед «открытым обществом»?

Гераклита, который открыл идею изменчивости, Поппер упрекает в релятивизме и в пессимистическом взгляде на историю, согласно которому на смену золотому веку приходит серебряный и так далее до каменного. Подобное вырождение было связано с тем, как Гераклит представлял физическую картину мира. Согласно Гераклиту, в мире нет постоянства: «Всё течёт, всё изменяется; в одну и ту же реку нельзя войти дважды», - говорит философ, ибо, когда мы стоим в воде, та вода, в которую мы вошли уже утекла, её же место заняла новая. Все подобные изменения отнюдь не идут к лучшему, напротив, мир становится хуже, а нравы людей и их поступки огрубевают, ибо человек более заботится о том, что человеческое, а не о том, что божественное (то есть предпочитает заботе о гуманности своих поступков - земную славу, почёт и выгоду). Отсюда-то проистекает пессимистическая концепция Гераклита об историческом развитии человечества. Подобная картина развития, несомненно, вошла в противоречие с попперовской теорией, так как, в представлении Поппера , развитие человечества происходит поступательно и направленность определяется прогрессом: от первобытного общества, через «закрытое общество», к «открытому».

Следующий, кто не угодил Попперу , был Платон, для которого любое изменение считалось трагедией. Природа, по Платону, - совершенна, ибо она причастна Демиургу, являющемуся всеблагим существом. Тогда, разве можно её улучшить? Разве можно тогда вообще что-либо улучшить? Понятно, почему любое изменение считалось у Платона злом, и почему он выступал за сохранение всех старых порядков и устоев. Но Поппер ещё выделял политическую составляющую в линии на сохранение «закрытого общества». Дело всё в том, что Платон, призывая сохранить существующее устройство афинского государства его законы, делал это не просто так, а потому что был кровно заинтересован в поддержании олигархического режима, ибо его дядя был тираном в период правления «Тридцати тиранов». Поэтому, в качестве реакции на демократию и посягательства демократов на изменение государственной системы, Платон создаёт свою теорию государства, которую Поппер , как мне кажется, абсолютно несправедливо, величает «тоталитарным государством» или «закрытым обществом» с замедленным развитием.

Структура этого государства следующая: Во главе стоят правители-философы, имеющие безграничную власть над своими подданными, но управляющие, согласно идее всеобщего блага, и охраняющие нравы людей от порчи. Охраняют их стоящие на второй ступени в иерархии - «стражи», задача которых состоит в защите философов от стоящих на третьей ступени - «простолюдинов» или народа. Философы (или правители) заботятся о своих гражданах, но не вмешиваются безраздельно в их жизнь, предоставляя им всю полноту действий, только лишь охраняя от вредных влияний «поэтов» и других сочинителей различных небылиц. Но Платон особо подчеркивает, что в данной структуре возможен переход из одного класса в другой, к примеру, если кто-либо из простолюдинов проявляет сообразительность и подаёт надежды в научной деятельности, то правители должны его заметить, дать правильное воспитание и перевести в разряд философов.

Откровенно говоря, мне так и непонятно, где в данной системе Поппер усмотрел признаки тоталитарного государства? Напротив, государство Платона и есть самое демократическое и открытое, ибо государство не вмешивается в частную жизнь граждан, не навязывая им решения, но наоборот, защищает их мудрыми законами и нормами. Неужели и в этом, уважаемый господин Поппер , состоит «закрытость» общества? Если да, и необходимо исключить законодательную функцию государства, чтобы достичь «открытого общества», то тогда это будет не государство, но анархия! Государство* Платона, с моей точки зрения, и есть самое открытое общество, из всех моделей государств, предложенных другими философами. Кстати, «открытое общество» Карла Поппера тоже предполагает относительную статичность, ибо в нём разрешается свободное обсуждение всех политических институтов, за исключением главного института - самого «открытого общества». Философ подтверждает это следующей фразой: « Не думаю, что открытое обсуждение может повредить ходу дел». Так чем же тогда оно отличается от государства Платона? Выходит, что ничем. Просто, как мне кажется, у Поппера и Платона совершенно разные подходы к государству, так как последний считает идеалом патриархальную модель государства, а первый - более свободную. Платон исходит из совершенства идей и вещей, причастных им, из чего следует неприемлемость изменений и вмешательства человека, пытающегося их (вещи) «улучшить».

Но Поппер смотрел на Платона, как мне кажется, слишком пристрастно и под особенным углом и поэтому сформулировал его программу следующим образом: «Задержите все политические перемены!» Перемены - зло, покой божественен. Задержать все перемены можно в том случае, если государство создано как точная копия его оригинала, т. е. формы или идеи города-государства. Если бы нас спросили, как этого достичь, мы могли бы ответить натуралистической формулой: «Назад к природе!» Назад к подлинному государству наших праотцев, самому древнему государству, построенному в соответствии с человеческой природой и потому стабильному. Назад к родовой патриархии времен, предшествовавших упадку, назад к естественному классовому господству немногих мудрых над многими невежественными». Но Платон никогда не призывал вернуться назад к природе, напротив, он был гражданином Афин и не собирался уходить «в природу».

Таким образом, можно сформулировать основную претензию Поппера к Гераклиту, Платону, Аристотелю, Гегелю и другим, выражающуюся в том, что они проповедуют статичные и закрытые общества; за их историцизм, или стремление истолковать историю, как путь к деградации и вымиранию, как путь от золотого века к каменному, от разумного человека к обезьяне. В этом отношении многие философы, по мнению философа, совершили ошибки, но, как мне кажется, дело всё в том, что Поппер чересчур предвзято подошёл к этим мыслителям и не очень внимательно проработал их идеи.

Вот таков, на мой взгляд, генезис теории «открытого общества», предложенный Карлом Поппером .

ГЛАВА 2

«ОТКРЫТОЕ ОБЩЕСТВО»: УСЛОВИЯ СУЩЕСТВОВАНИЯ, ВРАГИ И ВОЗМОЖНОСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ ТЕОРИИ К РОССИЙСКИМ РЕАЛИЯМ.

Таким образом, как уже было выяснено, идеалом государственного устройства, согласно Карлу Попперу , выступает «открытое общество», которое он называет идеальной моделью общественного состояния. Но чем же оно характеризуется? Всякое общество, сбросившее хомут «закрытости», должно стать воплощением рационально-критической организации государственной власти, где всевластно господствует разум и рациональность. Это, как мне кажется, несколько роднит теорию «открытого общества» с идеалами французских просветителей, заявлявших нечто подобное, но разница заключается, прежде всего, в том, что Поппер не считал разум жёстко автономным, напротив, во многих ситуациях ему следует прибегать к интуиции, чувствам и душевным способностям. Ибо только интуиция способна показать учёному объективную значимость выдвинутой им теории.

Если передать это простыми словами, то можно сказать, что, согласно концепции Поппера , люди после выделения из природы стремятся объединиться в общества для защиты от внешних опасностей. Эти общества организуются по родовому принципу и представляют собой те самые «закрытые общества», где вожди осуществляют верховную власть и полностью подчиняют волю людей. Они насаждают «охранительные порядки» для ограждения своего мира от чужеродных влияний. Образцом здесь могут служить древнегреческие города-государства, которые характеризовались тем, что каждый полис был замкнут в себе, ограничен и не допускал влияния извне. Взять, к примеру, Спарту. После установления Ликургом законов, направленных на обеспечение жизни в этом городе, в течение почти 600 лет порядки там оставались неизменными. Спарта бережно охраняла свою цивилизацию, но всё же была «закрытым обществом», где эфоры, или совет старейшин, говорил гражданам, что и как делать, и где люди были связаны генетически и принимали решения не исходя из личных побуждений и желаний, а руководствуясь «коллективной выгодой». Это государство всегда готово к отражению внешней опасности, наличие которой обеспечивали начальствующие, создавая в умах граждан образ врага. В Спарте, к примеру, это были Афины и Аргос. Правительство держало население в постоянном страхе, который, как известно, консолидирует и сплачивает общество. Сейчас подобную политику проводят Слободан Милошевич в Сербии, Саддам Хусейн в Ираке, Бумуамар Каддафи в Ливии и Ким Чен Ир в Корее. Также как и в Спарте, эти лидеры успешно создали образ врага в лице США и держат население в постоянном страхе, за счёт чего достигается единство общества и отсутствие оппозиции.

«Закрытое общество», как уже было не раз сказано, - это такое «коллективистское» объединение, где граждане не сами принимают решение, а им в директивном порядке говорят, что делать, ибо государство уже давно решило за них то, что является благом и высшим счастьем. Но оно должно обязательно переродится в «открытое общество», ибо это есть объективное условие существование страны, которая не может долго находится в напряжении. И к существеннейшим факторам, способствующим этому переходу, можно отнести развитие торговли. Так же, как развитие торговли заставило «закрытое общество» в Афинах переродится, так и в Ливии, Ираке, Корее и других должны переродится в «открытые», благодаря экономическому сотрудничеству с соседями и, в особенности с развитыми экономическими странами мира: США, Великобританией, Германией, Францией и т.д. Таким образом, развитие морской торговли с колониями вывело Афины на уровень «открытого общества», где впервые была рождена демократия.

Итак, «открытое общество», согласно Попперу , должно обладать следующими признаками: демократизацией всей общественной жизни, где индивидуум должен сам принимать личные решения и заботится о себе, не надеясь на помощь государства, и рационализация большинства сфер общественной деятельности, то есть превращения этих сфер в области применения принципов рационального критицизма. Рационализация всех сфер подразумевает также создание строгих, логически проработанных законов и норм, основанных на непреложных требованиях разума. В подтверждение этого можно сказать, что в Афинах, также как и в республиканском Риме и современных Соединённых Штатах существует жёсткая, логически проработанная законодательная база, основанная на здравом смысле и рациональности. Но остаётся невыясненным: должно ли «открытое общество» насаждать свою правду соседям, которые ещё не перешли на эту стадию? Если нет, то, как тогда объяснить агрессивную экспансионистскую политику тех же Афин, Рима, Англии, Соединённых Штатов? Если это предполагается, то на каком уровне должно проходить это насаждение (только ли в качестве защиты от влияний «закрытого общества»), ибо тогда просто невозможно отличить подобное общество от агрессора.

В качестве ответа на ранее поставленный вопрос, Поппер предлагает следующее рассуждение. Все древние и современные «открытые общества» обладали таким неизменным свойством, как универсализм. Универсализм есть стремление объединить мир, сократить его безграничные просторы, сблизить культуры, несмотря на то, что при этом страдает богатство и разнообразие цивилизаций. Афины, как первое «открытое общество», было знаменито своей заморской торговлей. А только торговля, как известно, сближает страны и способствует сближению людей и углублению универсализма. Через свои многочисленные колонии, разбросанные по тогдашнему известному миру, афиняне знакомились с нравами и традициями народов средиземноморья и народов, населяющих побережья Черного моря.

Но, тем не менее, Поппер заявляет, что «открытое общество» предполагает власть критического Разума, предостерегающего от появления новых догм и авторитетных в кавычках личностей. Посему, «открытое общество» есть практическое осуществление и конкретизация принципа критического рационализма, основание которого заложены в систематическом единстве и взаимодействии рационального движения познания. Хотелось бы ещё раз повториться, что основным механизмом изменения «закрытого общества» служит глубинная революция в умах и душах граждан с последующей демократизацией и рационализацией жизни, как частной, так и общественной, что подразумевает создание эффективно работающей законодательной базы, регламентирующей все нормы поведения людей. Эта революция была начата ещё древними греками и сейчас она находится на завершающей стадии, ведущей к «открытому обществу».

На мой взгляд, теория «открытого общества» является немного утопичной, ибо в полном объёме она ещё нигде не была воплощена. Даже сам Поппер отчасти это признавал, когда говорил в столь осторожных выражениях о государствах Западной Европы и США и «открытых обществах» в них.

Итак, чтобы двигаться дальше, необходимо уяснить следующее. «Открытое общество» - это государство, в котором люди вынуждены принимать личные решения самостоятельно. Это сверхсвободное государство, в котором разрешается вольное обсуждение роли политических институтов и деятельности властей: их возможно упразднять, реорганизовывать, но запрещается проводить эту «операцию» с главным институтом - «свободным обществом». Поппер не раз говорит, что в этом обществе не может быть места насилию или директивным указаниям сверху, но одновременно, как говорит Поппер , индивидуумы находятся в некоторой изоляции, связываясь друг с другом посредством связи: телефона, факс-модема, писем, общаются по Internet»у. Недаром синонимом этого общества выступает «абстрактное общество». Продолжая тему синонимичности «абстрактного» и «закрытого обществ», Поппер подмечает особенность современных обществ, функционирующих, как ему кажется, при помощи абстрактных отношений: кооперации, биржи и т.д.

Одно из важных отличий этого общества от «закрытого» - это наличие конкуренции, которой в последнем просто не может быть, ибо оно состоит из членов, связанных между собой родовыми отношениями; это что-то вроде живого биологического организма, в котором органы связаны друг с другом и где нога, к примеру, не желает быть мозгом или наоборот. «Открытое общество» - это свободное общество, где возможна конкуренция, соперничество, классовая борьба, или стремление представителей одного социального класса занять место другого.

Но противоречия в теории всё равно остаются, ибо не полностью ясно с терминологией. Что означает «открытое» общество? Чем оно отличается от «закрытого»? Не говорит ли это о том, что открытое общество - открыто для представителей именно этого общества и не открыто для непринадлежащих к нему? У меня создалось такое представление, что представители «открытого общества» должны быть скорее альтруистами, чем агрессивно насаждать свою правду другим. Но, напротив, Поппер поддерживает агрессивную экспансионистскую политику претендующих на «открытость» обществ таких, как США, Англия, Франция и т.д.

Итак, стремление к «открытому обществу» есть объективное и естественное стремление всех государств, но у него есть свои противники и враги, среди которых самым опасным Поппер считает Платона, с которым на протяжении всей работы он ведёт полемику. Опасным, прежде всего потому, что практически весь образованный мир находится под его «чарами». Платон сконструировал тоталитарное государство, считал Поппер , которое поглощает человека, не давая ему развиться и стать полноправной личностью. Конечно, Платон проповедовал подчинение властям, заявляя бесцельность и бессмысленность оценки их деятельности. Также Платон мечтал о том, чтобы это государство было авторкийным, а правители и граждане не зависели бы от торговцев. Также вся интеллектуальная деятельность правящих классов должна подвергаться цензуре, а монополия на воинскую доблесть, образование, ношение оружия принадлежит правящему классу, который совершенно устранён из экономической деятельности. В этом государстве судьба полиса отождествлена с судьбой правящего класса, из чего проистекает направленность на всеобщее единство, насаждение духа коллективизма и обобществление всех интересов. И за это Поппер обвинял Платона в проповеди «закрытого общества». Как мне кажется, философ слишком сгущает краски, говоря в этом случае о тоталитарном государстве. Просто Платон считает, что государство, чтобы не превратиться в анархию, должно уметь себя защищать, поэтому предложенные им меры призваны к тому, чтобы обеспечить это. Поэтому сконструированное Платоном государство ни в коем случае нельзя считать «закрытым обществом», ибо оно удовлетворяет многим требованиям «открытого общества», в части «рационализации всех сфер деятельности человека, тем более что цензуре подвергается только интеллектуальная деятельность высшего сословия, а простому народу предоставляется полная свобода деятельности. А разве не государство должно контролировать образование людей, претендующих на высшую власть в стране. Также Платон ничего не говорит о жестком контроле государства над жизнью простого народа, напротив, правители-философы и не собираются влиять на их бытие. Поэтому Поппер не вполне прав, заявляя о том, что Платон построил «закрытое общество», или тоталитарное государство.

Теперь хотелось бы перейти к заключительной части моей работы - это к вопросу возможности применения теории Поппера к современным российским реалиям. Как считают некоторые исследователи, в частности В. Порус, в 1991 году Россия отошла от тоталитарного государства и поэтому проблема «открытого государства» стала необычайно актуальной. Итак, после того как было уяснено, что условием существования «открытого общества» является глубинная революция в умах и душах граждан, особая перестройка государственной структуры, демократизация и рационализация общественной жизни граждан. И теперь необходимо спросить, удовлетворяет ли настоящим требованиям современная ситуация в России: имеет ли она перспективы когда-нибудь в будущем стать поистине реальным «открытым обществом». И ответ на этот вопрос, как мне кажется, очевиден: конечно же, нет, и вот с чем это связано.

Дело всё в том, что, согласно Попперу , страна имеет возможность стать «открытым обществом» лишь однажды, и если её упустить, то второго шанса уже не представится. Мне кажется, что в становлении «открытых обществ» двадцатый век был переломным, знаковым, поэтому у России был шанс стать таковым в начале нашего столетия. И действительно, после гениальных преобразований Столыпина, Витте и других, Россия вышла на финишную прямую перед «открытым обществом», но страшная трагедия 1917 года перечеркнула все усилия по достижению этого. После этого наша страна вступила на путь ещё бoльшего закрепощения и закрытия своего общества, где идеалы «закрытого общества» были доведены до своего логического завершения. После этого российский народ оказался отделённым от своей истории, своих культурных корней, после чего переход к открытому обществу стал просто невозможным. Поппер оказался прав, когда говорил, что переход к «открытому обществу» - это естественный процесс, желание и целеустремление граждан, а страны, намеренно шедшие по пути «закрытости», по сути своей, недолговечны. И действительно, Советский союз просуществовал недолго, но этого оказалось достаточно, чтобы лишить наших граждан их истории, оторвать от их культурного фундамента. Поэтому, несмотря на все надежды либеральной части нашей интеллигенции и самого Поппера , написавшего «Письмо к русским читателям», после падения коммунистической тоталитарной системы в 1991 году, «открытое общество» так и не было построено. Это ещё раз доказывает тезис, что искусственно заставить целый народ принять чужеродную идеологию невозможно. И неудивительно, что в российском народе все идеалы «открытого общества» оказались дискредитированными, благодаря некоторым одиозным фигурам, оказавшимся во власти в 1991 году.

Исходя из всего этого, мне кажется, что Россия никогда не сможет стать «открытым обществом», особенно в век развития информационных технологии и научно-технического прогресса. Поэтому теория «открытого общества» актуальна для европейских государств и абсолютно неприемлема для России. Вот таково моё вuдение проблемы «открытого общества», его врагов и возможности применения к современным российским реалиям.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

К. Поппер Открытое общество и его враги М. 1992

А Бергсон. Два источника религии и морали М. Канон 1994

Сборник статей об «открытом обществе»

Платон с/с в 4-тт. Т.3 Государство М.1994