">
Психология Общая и социальная психология
Информация о работе

Тема: Место экспериментальной психологии в системе психологических знаний

Описание: История экспериментального метода. Задачи психологического исследования: теоретико-эксперементальное, прикладные, практические. Принципы проведения. Особенности теории. Структура, логика и этапы. Методы, цель, гипотиза. Способы реализации вывода о каузальной зависимости.
Предмет: Психология.
Дисциплина: Общая и социальная психология.
Тип: Лекции и учебные материалы
Дата: 30.08.2012 г.
Язык: Русский
Скачиваний: 169
Поднять уникальность

Похожие работы:

1 место экспериментальной психологии в системе психологических знаний

Экспериментальная психология как самостоятельная наука.

Применение экспериментального метода к исследованию психических явлений в конце XIX в. сыграло решающую роль в становлении психологии как самостоятельной науки и выделении ее из философии. В этот период вся научная психология была экспериментальной. В дальнейшем в связи с накоплением психологических знаний произошла дифференциация научных областей психологии в соответствии с предметом их изучения, а экспериментальная психология стала пониматься лишь как общее обозначение различных видов исследований психических явлений посредством экспериментальных методов.

В.В. Никандров отмечает, что в настоящее время сложилась весьма непростая ситуация с определением границ экспериментальной психологии и ее места в системе психологических знаний. Ею утрачен статус самостоятельной науки. На эту ситуацию обращал внимание еще Б.Г. Ананьев. Он указывал, что, с одной стороны, казалось бы, имеется фундаментальная наука о методах психологического исследования, достижениями которой могут пользоваться все частные разделы психологии. Но, с другой стороны, систематическое и неизбежное делегирование своих «полномочий» другим дисциплинам раздробило экспериментальную психологию, и ее отдельные разделы начали самостоятельную жизнь в частных психологических науках.

В современных психологических словарях и справочниках, определяющих понятие «экспериментальная психология», как правило, подчеркивается относительная несамостоятельность этой научной дисциплины и отсутствуют указания на ее предмет. Например, в наиболее авторитетном «Психологическом словаре» дается следующее определение:

«Экспериментальная психология – общее наименование областей и разделов психологии, в которых эффективно применяется метод лабораторного эксперимента».

Еще отчетливее эти тенденции звучат в другом определении: «Экспериментальная психология – общее обозначение различных видов исследования психических явлений посредством экспериментальных методов». Аналогичное понимание экспериментальной психологии существует и в зарубежной психологии. П. Фресс определяет экспериментальную психологию следующим образом: «Экспериментальная психология представляет собой знания, приобретенные в психологии посредством применения экспериментального метода». В некоторых определениях говорится о необходимости разработки методов в рамках экспериментальной психологии: «Экспериментальная психология – 1) область психологического знания, связанная с экспериментальными исследованиями психики... В экспериментальной психологии разрабатываются методы организации и проведения психологического эксперимента, а также методы обработки и анализа его результатов; 2) экспериментальный раздел общей психологии».

В.Н. Дружинин выделяет несколько подходов к пониманию предмета экспериментальной психологии.

1. Экспериментальная психология как подлинно научная психология, базирующаяся на естественно-научном подходе к изучению психических явлений в противоположность философской, интроспективной психологии и другим видам психологического знания. Представителями данного подхода являются В. Вундт, С. Стивенс, П. Фресс, Ж. Пиаже и др. «Этот (экспериментальный) метод познания существенно отличается от метода философии, который основывается на очевидности положений и требований рефлективного мышления... Рассуждения в философии подчиняются законам мышления, тогда как в науке (экспериментальной психологии) этот контроль обеспечивается эмпирической проверкой».

2. Экспериментальная психология как система методов и методик, реализованных в конкретных исследованиях. Представители: Г.И. Челпанов, Р. Готтсданкер и др. Р. Готтсданкер полагает, что экспериментальная психология – это наука об экспериментальных методах, которые могут применяться в любой из частных предметных областей психологии (психологии сенсорных процессов, психологии научения или психологии социального воздействия). Поэтому вся экспериментальная психология носит методический характер.

3. Экспериментальная психология как теория психологического эксперимента, которая базируется на общенаучной теории эксперимента и в первую очередь включает планирование и обработку данных. Представители: Д. Кэмпбелл, Ф. Дж. МакГиган и др. Д. Кэмпбелл отмечает, что одним из важных в психологии являются «...вопросы планирования экспериментов, создание моделей экспериментов в соответствии с требованиями валидности научного знания.».

4. Экспериментальная психология как область, которая занимается изучением проблем методов психологического исследования в целом. Представители: В.Н. Дружинин, Д. Мартин, Р. Солсо, Х. Джонсон, М. Бил, Т.В. Корнилова и др. В.Н. Дружинин подчеркивает, что предметом экспериментальной психологии является не только экспериментальный метод, но и другие виды теоретического и эмпирического знания в психологии.

Именно этого понимания экспериментальной психологии мы будем придерживаться в дальнейшем изложении. Следует отметить, что при указанном подходе «эксперимент» понимается в самом широком объеме как любой метод психологического исследования, любой эмпирический метод. Несмотря на то что термины «эксперимент» и «эмпирия (эмпирика)» переводятся с греческого одинаково – опыт, значения их в современной науке разные. В понятии «эксперимент» опыт рассматривается как конкретный прием исследования в точно учитываемых условиях. В понятии «эмпирика» опыт понимается как общая совокупность накопленных знаний и умений. Отсюда эмпирический метод – это любой способ получения фактических данных о действительности, основанный на человеческом опыте. Таким образом, если принять широкое толкование понятия «эксперимент», то экспериментальную психологию скорее следовало бы поименовать «эмпирической психологией». Однако в психологии термин «эмпирическая психология» имеет уже свое значение и свою историю, что не позволяет повторно использовать его в другом значении.

Тем не менее в круг интересов экспериментальной психологии входит все большее число неэкспериментальных исследовательских приемов. И сейчас сложилась определенная традиция понимать эксперимент как частный метод эмпирического познания, а экспериментальную психологию – как совокупность множества эмпирических методов. Поскольку многие (если не большинство) эмпирических методов психологии естественным образом включают в себя измерительные процедуры и анализ результатов измерения, то в область компетенции экспериментальной психологии входят теперь и теория измерений, и знания по обработке (в первую очередь статистической) эмпирических данных.

В.В. Никандров подчеркивает, что «если говорить об экспериментальной психологии не только как о совокупности исследований психической жизни с помощью экспериментальных методов, но и как о науке, разрабатывающей эти методы, то мы сталкиваемся с проблемами теоретической проработки исследовательских приемов». Ведь любой исследовательский метод есть практическая реализация принципов данной науки. А принципы – это основополагающее начало любой теории, концепции. Таким образом, каждый метод нуждается в подведении общетеоретической базы. С другой стороны, любой метод есть система процедур, операций, алгоритмов действий, формализованных правил сбора, анализа и обработки информации. Обычно эти операции и правила объединяются понятием «методика». Разработка всей методической системы есть непростая теоретическая работа, которая и совершается в рамках экспериментальной психологии.

Основными задачами экспериментальной психологии являются:

• формулирование методологических и теоретических основ исследования в психологии;

• разработка экспериментальных планов и эмпирических процедур;

• поиск методов анализа, интерпретации и проверки статистической значимости результатов психологических исследований;

• оценка эффективности экспериментальных процедур;

• оценка взаимосвязи теоретических положений и экспериментальных данных;

• разработка этических принципов психологических исследований;

• разработка правил представления результатов психологических исследований.

Подводя итог, можно охарактеризовать современное понимание термина «экспериментальная психология» следующим образом: это, во-первых, дисциплина, изучающая и разрабатывающая ряд эмпирических методов психологического исследования, а во-вторых, обобщающее обозначение исследований в разных областях психологии, использующих эти эмпирические методы.

В данном пособии экспериментальная психология понимается как самостоятельная научная дисциплина, разрабатывающая теорию и практику психологического исследования и имеющая своим главным предметом изучения систему психологических методов, среди которых основное внимание уделяется эмпирическим методам.

Такая трактовка экспериментальной психологии разрешает неопределенность ее места в системе психологических знаний, придавая ей статус самостоятельной науки.

2 история экспериментального метода в психологии

Анализируя более чем столетний период развития экспериментальной психологии в России, необходимо отметить глубокую связь и преемственность разных этапов векового пути, пройденного отечественной наукой, и современных проблем экспериментального психологического исследования. В трудах ее выдающихся представителей прошлого - В. М. Бехтерева, А. Ф. Лазурского, Н. Н. Ланге, А. П. Нечаева и других накапливались факты и складывались теоретические принципы, которые обусловили большие успехи отечественной науки. Эти принципы были затем эксплицированы и углублены с позиций марксистско-ленинской философии в советской психологии.

Одним из важных методологических положений, которым руководствуются советские психологи, является тезис о единстве предмета и метода исследования, теории и эксперимента. Среди методов психологического исследования особое место принадлежит эксперименту. При этом дело не только в том, что эксперимент имеет значение как один из специальных и даже важнейших методов научного исследования. Внедрение в психологию эксперимента, как справедливо отмечал С. Л. Рубинштейн, "по-новому поставило вопрос о методике психологического исследования в целом, выдвинув новые требования и критерии научности всех видов опытного исследования в психологии. Именно поэтому введение экспериментального метода в психологию сыграло такую большую, пожалуй, даже решающую роль в оформлении психологии в самостоятельную науку".

В своей книге Б. Ф. Ломов посвящает вопросу соотношения теории и эксперимента специальный раздел под названием: "Теория, эксперимент и практика в психологии". Он подчеркивает, что взаимосвязь теории, эксперимента и практики носит характер диалектического единства, психологическая теория "направляет поиски решения задач, возникающих в эксперименте и практике", и сама развивается на базе тех данных, которые накапливаются в экспериментальных и прикладных исследованиях. Автор книги приходит к выводу, что это диалектическое единство - "важнейший принцип перспективного планирования развития психологической науки и профессиональной деятельности психологов".

Вопрос о соотношении теории и эксперимента стал предметом обсуждения в отечественной психологии уже в начальный период усвоения ею экспериментального подхода. Он был связан с оценкой теоретической и практической значимости материалов, полученных в экспериментальных исследованиях в различных областях психологической науки и особенно в ее прикладных отраслях. Г. И. Челпанов, которому принадлежит бесспорная заслуга в организации исследований по экспериментальной психологии в России и в подготовке кадров психологов-экспериментаторов, рассматривал эксперимент как один из методов современной психологии. Овладение этим методом должно строиться на серьезной теоретической основе, включающей подготовку по психологии и философии. Г. И. Челпановым была разработана и продумана система занятий по обучению студентов, которые проводились в созданном им психологическом Институте при Московском университете. Практикум включал наряду с лабораторными работами по экспериментальной психологии теоретические занятия по широкому кругу проблем. Занятия проходили в форме обсуждения докладов. Темы распределялись между участниками заранее, причем определялись не только докладчиками, но и оппонентами. Круг проблем был чрезвычайно широк и включал различные темы: духовная субстанция; предмет психологии; психофизическая проблема; этика психолога; психология личности; современная функциональная психология и т. д. При этом необходимо отметить, что рассматривались в основном сочинения зарубежных психологов и философов на языке оригинала - английском, французском.

Если в научной концепции, созданной Г.И.Челпановым, эксперимент рассматривался как один из методов психологии, который, по его мнению, являлся важным условием ее совершенствования, то решающая роль отводилась по-прежнему самонаблюдению, которое "всегда лежит в основе экспериментального, и так называемого объективного изучения психологических явлений". Основное значение в психологическом исследовании, согласно взглядам Челпанова, придавалось теории, которая развивается независимо от эксперимента: "все вопросы, касающиеся общих свойств сознания: внимания, апперцепции, воли и т.д., определений сознательного и бессознательного и т. п. решаются в области именно теоретической психологии... Это есть та часть психологии, без которой не могут существовать никакие вообще психологические исследования, в том числе и экспериментальные". И области психологической теории Челпанов отстаивал идеалистические позиции. Так, в вопросах соотношения прикладной и теоретической психологии он был солидарен с позицией В. Вундта, изложенной в его статье "О чистой и прикладной психологии". По мнению Вундта, теория складывается и развивается независимо от прикладных областей, прикладная психология (педагогическая, судебная и др.) - это периферия психологической науки и занимается вопросами практического плана. Таким образом, за требованием Челпянова об обеспечении теоретической оснащенности экспериментальных исследований, реально скрывалась такая модель соотношения теории и практики в психологии, которая явилась одной из причин кризиса в психологии, разразившегося в 10-х голах XX в..

Широкое проникновение экспериментальной психологии в практику, в частности в педагогику, медицину и т. д. (что нередко осуществлялось не специалистами - врачами, педагогами-практиками на базе специальных экспериментально-педагогических кабинетов и экспериментально-психологических лабораторий, предназначенных для психологических исследований), поставило психологию перед рядом новых проблем. Начались острые дискуссии по вопросам, связанным с оценкой прикладных результатов психологических исследований и практических рекомендаций. Так, по поводу "психологических профилей" Г.И. Роосилимо, с помощью которых оценивались умственные способности детей, на I Всероссийском съезде по педагогической психологии было отмечено, "что даровитость не может быть умещена в узкие рамки немногих, в большинстве элементарных вопросов, что отсталые вначале дети впоследствии оказывались иногда талантливыми, даже гениальными; что если бы подвергнуть в детстве такому исследованию Бетховена, Пушкина, Менделеева и т. п., то они тоже оказались бы в числе "отсталых, дефективных. В психологии осознавалась недостаточная теоретическая обоснованность методов, используемых для исследовании детей в условиях школьного обучения. В связи с этим остро вставал вопрос об источниках теории, на базе которой должны проводиться практические исследования. Было ясно, что эти теории должны проистекать не из философии, ибо для их построении необходим опъг , систематическое наблюдение. Именно таким пониманием был пронизан призыв В. М. Бехтерева, с которым он обратился в своем заключительном слове к участникам Второго Всероссийского съезда по педагогической психологии: "Дайте науке ход, не загоняйте ее в привилегированные палаты университетов, ибо в таком случае она будет далека от практической жизни".

Обращение к истории отечественной психологии позволяет утверждать, что объективно все ее большие достижения были получены на путях последовательной реализации методологического принципа единства теории и эксперимента. При этом прослеживается закономерная зависимость метода исследования от теоретической позиции исследователя. Об их подлинном диалектическом единстве можно говорить только тогда, когда эксперимент соответствует теории - порождается ею, и в свою очередь проверяет и подтверждает ее. Фельдшеризмом в науке Л. С. Выготский назвал "отрыв технической исполнительской функции исследователя, главным образом обслуживания аппаратов по известному шаблону, от научного мышления. . .". Определение предмета психологического исследования также с необходимостью требует адекватного экспериментального обоснования. Рассмотрим несколько важнейших этапов истории отечественной психологии, на примере которых подтверждается идея принципиального единства экспериментального метода и психологической теории.

Одним из первых в отечественной и мировой психологии на значение эксперимента указал Н. Н. Ланге, видный представитель русской дореволюционной психологии. Исходя из материалистической в целом концепции психологии как объективной науки, которую он назвал биологической, подчеркивая тем самым биологически необходимую роль психики в жизни организма, Ланге выделял и рассматривал моторную основу психических процессов. Свои позиции он отстаивал в борьбе с современной ему интроспективной идеалистической психологией - в полемике с В. Вундтом, В. Джемсом, Г, Мюнстербергом и другими се крупными представителями. При этом Ланге опирался на данные, полученные экспериментальным методом. Именно теоретические воззрения определили расхождения между ним и другими исследователями в интерпретации психологического смысла мускульной и сенсорной реакций. Полемизируя с Людвигом Ланге, который ввел это различие реакций по критерию их продолжительности, Н. Н. Ланге предложил рассматривать их не как две различные реакции, а как разные стадии - ступени процесса перцепции. Согласно его точке зрения, восприятие не происходит сразу и моментально во всей полноте. Процесс перцепции имеет четыре ступени. Па первой возникает недифференцированное впечатление чего-то неопределенного, неясный толчок в сознании. На второй - сознание цвета объекта или его звуковых характеристик. На третьей ступени возникает еще более дифференцированное представление об объекте, и на четвертой - его полное узнавание. Такой анализ восприятия открывается только с помощью психологического эксперимента. Гипотезу о стадиальном характере восприятия, названную самим автором "законом перцепции", П. Н. Ланге подкреплял данными из области филогенеза.

Являясь борцом за внедрение экспериментального метода в психологию, он указывал на принципиальную ограниченность интроспекции как метода: интроспекция не может уловить стадии продолжающегося психического процесса, а замечает только конечный эффект этого процесса, не позволяет раскрыть его психологические механизмы, понять его закономерности. Собственные экспериментальные исследования в области восприятия и внимания привели Ланге к созданию двигательной теории волевого внимания и внутреннего волевого действия, к открытию уже названного "закона перцепции" в области восприятия. "Характернейшей чертой Ланге как экспериментатора, - отмечал Б. М. Теплов в статье, написанной к 100-летию со дня рождения Ланге, - было то, что он никогда не предпринимал экспериментов просто для накопления фактов… Эксперименты для Ланге всегда являлись основанием для выдвижения или проверки гипотез широкого, а в большинстве случаев и принципиального значения…." . Экспериментальные исследования Ланге являлись подлинным вкладом в развитие мировой и отечественной экспериментальной психологии, ибо он "боролся за утверждение в психологии экспериментального метода и своими экспериментальными исследованиями процессов внимания и восприятия на деле показал принципиальное значение эксперимента для психологической теории".

Активным защитником и поборником экспериментального метода в психологии был А. Ф. Лазурский, развивавший общебиологическую точку зрения на психику и рассматривавший психологию как естественную опытную и точную науку. В пробной лекции "О значении эксперимента в психологии", прочитанной им в Военно-медицинской академии 29 ноября 1903 г., он говорил: "Лишь немногие нововведения в научной области за последнее время служили при своем возникновении предметом таких горячих и оживленных споров, как попытка ввести эксперимент в психологию". Преувеличивая недостатки, свойственные эксперименту на первых порах, скептики ставили под сомнение саму значимость эксперимента для психологии. Лазурский также признавал, что состоянию экспериментальной психологии того времени свойственны разбросанность, отсутствие общей программы. Но, глубоко веря в возможности эксперимента как метода, "который можно применять в любом из отделов психологии", он не сомневался в значении эксперимента. В связи с расширением области применения эксперимента особое внимание он уделял поиску новых его форм. В соответствии с предметом своих исследований - личностью - Лазурский проанализировал возможности разных путей психологического исследования: наблюдения, тестов, лабораторного эксперимента - и указал на новый метод, адекватный исследуемому им предмету,- естественный эксперимент. Лазурскому принадлежит заслуга в разработке этой важной формы эксперимента в психологии. В естественном эксперименте, как писал Лазурский, "мы делаем попытку совместить произвольное вмешательство в психическую жизнь человека - то, что является характерным для эксперимента - с действительно простой и естественной обстановкой опыта". Важно подчеркнуть, что естественный эксперимент был органично связан с предметом исследования, способствовал созданию научной психологии.

Приближение психологического эксперимента к жизни создавало благоприятную почву для его использования в практике, прежде всего в вопросах школьного обучения и воспитания. Активную деятельность в этом направлении развернул А. П. Нечаев, организатор петербургской лаборатории экспериментальной педагогической психологии (1901) и Всероссийских психологических съездов. Однако нечеткость теоретической позиции Нечаева, чрезмерная поспешность в реализации данных экспериментальной психологии в педагогической практике привели к разочарованию в возможностях экспериментальной психологии (в данном варианте) для педагогики. В то же время предложенный А. Ф. Лазурским метод естественного эксперимента, близкий к клиническим методам исследования, получил дальнейшее развитие, в частности в педагогической и детской психологии.

В первые годы после установления Советской власти в России в выступлениях психологов был выдвинуто требование "методологического, а затем всесторонне экспериментально-методического марксистско-ленинского перевооружения психологии". Говорилось о необходимости "углубить и развивать всестороннюю, не только методологическую, но и методически-экспериментальную, марксистско-ленинскую перестройку тех исследователей, которые приходят к марксизму-ленинизму из различных школ, направлений, творческих групп. . .". Однако решение этой задачи нередко приобретало искаженную форму. Осознание специфичности психологии, развивающейся в особых социально-культурных условиях, сложившихся в нашей стране после Великой Октябрьской социалистической революции, выражалось часто в неоправданном противопоставлении психологии, разрабатываемой советскими психологами на базе марксистско-ленинской теории, зарубежной науке, в отказе от некоторых методов психологического исследования. Так, после широкого использования тестов в 20 -30-х годах в области педологии и психотехники последовало прекращение тестовых исследований (и вместе с этим также педологии и психотехники). Анализ этих тенденций и ситуаций в советской психологии в целом должны стать предметом специального исследования. Рассмотрим здесь некоторые важнейшие направления в развитии теории, составляющими бесспорное достижение советской психологической науки, в которых построение теоретических основ осуществлялось в диалектическом единстве с разработкой новых методов исследования. В 20-х годах XX в. одним из первых за перестройку советской психологии на новых методологических основах выступил М. Я. Басов. И в своей собственной работе, и в критике эмпирической интроспективной психологии он исходил из методологического положения о необходимости органической связи теоретических представлений и метода: "Установление метода исследований в области данной науки зависит от нашего понимания предмета этой науки". По замечанию Басова, "сама сущность антропоцентрического субъективизма в том, что интроспекция, наблюдение себя порождает душу, а душа со своей стороны вызывает необходимость интроспекции". Он выдвинул новое понимание задач и предмета психологической науки - установку на человека как активного деятеля в окружающей среде и метод, противоположный интроспекции - объективное наблюдение, или экстроспекцию. Эксперимент Басов считал частной формой наблюдения, называл его также экспериментальным наблюдением. Он призывал к пониманию "принципа объективности исследования, к признанию основным методом психологического исследования объективного или экстросиективного наблюдения и тесно связанного с ним экспериментального наблюдения". По точной оценке Б. М. Теплова, созданная Басовым методика психологических наблюдений явилась единственной в мировой литературе научной разработкой этого метода.

Новый шаг в развитии экспериментального метода в советской психологии был сделан Л. С. Выготским. В противоположность традиционным взглядам, утверждавшим тождество психологической природы высших психических функций человека (мышления, памяти, внимания и др.) и таких элементарных процессов, как образование ассоциативных связей или навыков, Выготский разработал учение о качественных различиях между ними. Специальному экспериментальному исследованию были подвергнуты процессы образования понятий, активного запоминания, сложной реакции выбора. Был исследован процесс их развития в детском возрасте, изучен их распад при патологическом нарушении интеллектуальной деятельности (при афазии, истерии, шизофрении). Общим итогом был вывод о сигнификативной (связанной с активным употреблением знаков) структуре как общем законе построения высших форм поведения. Выготский исходил из положения о том, что "методика современного психологического эксперимента тесными нитями связана с общими принципиальными вопросами психологической теории и всегда являлась в конечном счете лишь отражением того, как решались важнейшие проблемы психологии". В соответствии с задачей изучения основных закономерностей процесса образования того нового, что возникает в психике человека, - высших психических функций как функций, опосредствованных знаками, возникших в ходе исторического развития, Выготским был разработан новый "экспериментально-генетический", или "каузально-генетический", метод. Этот метод и возникшая на его основе "функциональная методика двойной стимуляции" выступили способом экспериментального изучения генезиса и развития исследуемого процесса в специально созданных условиях.

На основе указанного метода проводились экспериментальные исследования внимания, памяти, образования понятий и др. "Этот метод представлял собой способ исследования высших форм поведения и их развития при помощи раскрытия инструментальной функции знака в общей функциональной структуре высших интеллектуальных процессов. Сущность функциональной методики двойной стимуляции заключается в организации поведения ребенка при помощи двух рядов стимулов, из которых каждый имеет различное "функциональное значение" в поведении. При этом непременным условием разрешения стоящей перед ребенком задачи является инструментальное употребление одного ряда стимулов, т. е. использование его в качестве вспомогательного средства для выполнения тех или иных психологических операций".

….Созданный Л. С. Выготским метод дал начало другим вариантам формирующего эксперимента как новой специфической форме экспериментального метода в советской психологии, создающей наибольшие возможности для понимания детерминации психических явлений. Оценивая возможности формирующего эксперимента, Б. Ф. Ломов отмечает, что он "может дать больше, чем эксперимент, просто фиксирующий состояния, как бы протекающие вне зависимости от него".

….Таким образом, история отечественной науки дает яркие примеры действительно диалектического единства теории и метода, в частности эксперимента, когда экспериментальные методы являются результатом большой теоретической работы, а их применение способствует развитию теории. Обращение к истории отечественной, и в частности, советской психологии позволяет утверждать, что именно на путях органического единства психологической теории и метода нашими учеными были сделаны наиболее важные теоретические открытия, обеспечено практическое применение результатов психологического исследования.

Столь же объективно история отечественной науки показывает, что эксперимент, не подкрепленный собственной теоретической позицией, вырождается в методический прием и теряет свои эвристические возможности как метод научного исследования. Еще Г. И. Челпанов описывал случаи, когда к нему обращались с просьбой указать те приемы, при помощи которых, например, можно определить индивидуальность учащихся. Челпанов всячески предостерегал от такого упрощенного отношения к проведению эмпирических исследований в психологии, опасаясь псевдонаучности подобных попыток.

Таким образом, обращение к истории дает нам поучительные уроки, анализ и учет которых предостерегает от опасности как позитивистских тенденций в науке, так и от абстрактного теоретизирования. Опыт прошлого учит, что наиболее благоприятные условия для развития научного психологического познания возникают при соблюдении требования диалектического единства теории и метода. И если теория и эксперимент как метод исследования находятся в неразрывном единстве, то не следует ли психологам проявлять осторожность ко всякого рода заимствованиям методик из других концепций? По-видимому, такие заимствования правомерны лишь в той мере, в какой помогают исследователю осуществлять свой собственный путь в познании психической реальности.

3 задачи психологического исследования: теоретико-эксперементальное, прикладные, практические

4 принципы проведения психологического исследования

Как мы уже знаем, психология развивается во многом благодаря тому, что психологи выполняют экспериментальные исследования, а затем по их результатам делают выводы о работе человеческой психики. Однако у психологии есть определенная специфика, предъявляющая особые требования к проведению исследований. Эти требования, в частности, связаны с тем, что «объектом» изучения в психологии являются люди. Изучение людей в корне отличается от исследования объектов физического мира, однако только в конце ХХ в. ученые-психологи начали вырабатывать уважительный подход к людям, которые принимают участие в их экспериментах, т. е. стали задумываться об этических нормах, которые должны соблюдать психологи. Разработкой этических норм и стандартов занимаются профессиональные общественные организации, объединяющие психологов разных стран.

Нормы, которых должны придерживаться психологи при проведении психологических исследований, связаны в основном с необходимостью обеспечить должное уважение экспериментаторов к людям, которые являются объектами исследований. Психологи, проводящие исследования, обязаны защищать их участников от вреда, который может быть нанесен им в результате эксперимента. Это значит, что необходимо принять меры к тому, чтобы участники исследований не испытывали боли, страданий, а также исключить любые возможные негативные последствия долгосрочного характера. Если психолог хочет исследовать явление, представляющее потенциальную опасность для участников эксперимента, он должен обратиться в свою профессиональную организацию за разрешением на проведение исследований.

Эти правила относятся не только к физическому ущербу, но и к психологическим травмам.

Еще один этический аспект, который должны учитывать исследователи, состоит в том, что испытуемые по возможности не должны помещаться в такие условия, когда их сознательно вводят в заблуждение. Если временный обман все же необходим, исследователь должен обратиться за разрешением на подобные действия в этический комитет своей профессиональной организации. Даже если обман на короткое время признается допустимым, экспериментатор обязан раскрыть его испытуемым после завершения исследования.

Одной из первых этические стандарты психологов в 1963 г. опубликовала Американская психологическая ассоциация. Затем в этот документ неоднократно вносились поправки.

Весьма созвучны этим стандартам основные положения Этического кодекса Британского общества психологов, опубликованные в 1990 г. В нем определяются следующие этические принципы для исследователей.

1. Исследователи всегда должны учитывать этические и психологические последствия для участников исследований.

2. Исследователи обязаны информировать участников эксперимента о целях исследования и получить их согласие, которое те дают на основе полной информации.

3. Сокрытие информации или введение в заблуждение участников исследований недопустимо. Следует избегать умышленного обмана.

4. После окончания исследований с их участниками должна быть проведена беседа, чтобы они полностью понимали суть проделанной работы.

5. Исследователи должны обратить внимание участников эксперимента на то, что у них есть право в любой момент отказаться от дальнейшей работы.

6. Все полученные данные должны считаться конфиденциальными, если предварительная договоренность не устанавливает обратное.

7. Исследователи обязаны защитить участников исследований от физического и психологического ущерба как во время проведения исследований, так и возникшего в их результате.

8. Исследования, основанные на наблюдениях, должны уважать частную жизнь и психологическое благополучие людей, являющихся объектами изучения.

9. Исследователи должны проявлять осторожность.

10. Исследователи разделяют ответственность за этические аспекты и должны способствовать тому, чтобы другие при необходимости изменили свою точку зрения.

Большинство студентов, изучающих психологию, выполняют психологические исследования, являющиеся частью курса обучения, и для них этические соглашения имеют такую же силу, как и для психологов, занимающихся профессиональными исследованиями. Ассоциация обучения психологии Британии разработала набор норм для студентов, выполняющих психологические исследования.

При проведении учебных исследований необходимо задать себе следующие вопросы.

• Должен ли я вообще выполнять такого рода исследования?

• Какой метод исследования наиболее приемлем с точки зрения этики?

• Достаточно ли я компетентен для проведения этого исследования?

• Проинформировал ли я испытуемых обо всем, что им требуется знать, прежде чем они примут участие в исследовании?

• Добровольно ли принимают участие в исследовании эти люди?

• Как я обеспечу анонимность и конфиденциальность всем участникам эксперимента?

• Как я обеспечу профессионализм выполнения исследования, а также защиту прав тех, кто принимает в нем участие?

Эти вопросы, затрагивающие этические аспекты, являются фундаментом планирования психологических исследований, поэтому их нужно задать себе уже на начальном этапе работы.

В настоящее время в России существует несколько авторитетных общественных организаций психологов. Это прежде всего Российское психологическое общество (преемник Общества психологов СССР), а также общественные организации психологов образования, органов внутренних дел и т. п. Каждая из этих общественных организаций создает этические кодексы, определяющие нормы и правила профессиональной деятельности.

В Этическом кодексе Российского психологического общества (РПО), принятом на III съезде РПО в 2003 г., предусмотрены нормы и правила научной и практической деятельности психологов, определены требования к психологу, нормы взаимоотношений психолога, заказчика услуг психолога и клиента, нормы общественно-научного поведения психолога. В этом документе также сформулированы главные этические принципы и правила деятельности психолога: принцип ненанесения ущерба клиенту (правило взаимоуважения психолога и клиента, правило безопасности для клиента применяемых методик, правило предупреждения опасных действий заказчика относительно клиента); принцип компетентности психолога (правило сотрудничества психолога и заказчика, правило профессионального общения психолога и клиента, правило обоснованности результатов исследования психолога); принцип беспристрастности психолога (правило адекватности методик, применяемых психологом, правило научности результатов исследования психолога, правило взвешенности сведений, передаваемых заказчику психологом); принцип конфиденциальности деятельности психолога (правило кодирования сведений психологического характера, правило контролируемого хранения сведений психологического характера, правило корректного использования результатов исследования); принцип осведомленного согласия.

Таким образом, каждый, кто планирует проведение психологических исследований, должен тщательно продумать методы, подходы, которые предполагается использовать. Существует множество разнообразных методов проведения психологических исследований, и все они в той или иной степени ставят этические проблемы.

5 особенности психологической теории

Теория в научном исследовании. Теория – высшая форма научного знания. Она представляет собой упорядоченную систему знаний и представлений о части реальности. Элементы теории логически связаны друг с другом. Ее содержание выводится по определенным правилам из некоторого исходного множества суждений и понятий. Теории в психологии создаются с целью раскрытия сущности, закономерностей и прогноза взаимодействия психических явлений между собой и с объективной реальностью.

Существует множество форм теоретического знания: законы, классификации и типологии, модели, схемы, гипотезы и т. п. Как указывает В.Н. Дружинин, каждая теория включает в себя следующие основные компоненты: 1) исходную эмпирическую основу (факты, эмпирические закономерности); 2) базис – множество первичных условных допущений (аксиом, постулатов, гипотез), которые описывают идеализированный объект теории; 3) логику теории – множество правил логического вывода, которые допустимы в рамках теории; 4) множество выведенных в теории утверждений, которые составляют основное теоретическое знание.

Эмпирическая основа теории формируется в результате интерпретации данных эксперимента и наблюдения. Постулаты и предположения являются следствием рациональной переработки, продуктами интуиции, не сводимыми к эмпирическим основаниям. Постулаты служат для объяснения эмпирических оснований теории.

Правила логического вывода не определяются в рамках данной теории, они являются производными теории более высокого уровня. Теоретическое знание представляет собой знаково-символическую модель части реальности. Законы, формируемые в теории, описывают не реальность, а идеализированный объект.

Существуют следующие виды теорий: описательные, теории по аналогии, количественные. Описательные теории предполагают описание и наименование явлений без объяснения причин их возникновения. Теории по аналогии объясняют взаимосвязь между изучаемыми явлениями по аналогии с уже известными. Количественные теории выражают количественное и статистическое подтверждение взаимосвязи между явлениями.

1 2 3 4 5 6