">
Психология Общая и социальная психология
Информация о работе

Тема: Обучение обезьян языку человека: границы достигнутого и причины неудач

Описание: Подробное ознакомление со сравнительной психологией о человекообразных обезьянах. История обучения обезьян языку, установление основных отличий языка человека от языка обезьян, ознакомление с результатами обучения высших приматов человеческому языку.
Предмет: Психология.
Дисциплина: Общая и социальная психология.
Тип: Курсовая работа
Дата: 08.08.2012 г.
Язык: Русский
Скачиваний: 58
Поднять уникальность

Похожие работы:

Федеральное государственное

образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«СИБИРСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Институт педагогики, психологии и социологии

кафедра Психического здоровья

КУРСОВАЯ РАБОТА

Обучение обезьян языку человека: границы достигнутого и причины неудач

Красноярск 2012

СОДЕРЖАНИЕ

Введение…………………………………………………………………..3

1 Кто и как начал обучать обезьян языку?……………………………...5

1.1 Первые опыты обучения обезьян человеческому языку………....6

1.2 Новая эра в обучении приматов языку человека…………………8

1.3 Искусственные языки-посредники…………………………….....12

2 Различие между языком человека и языком обезьяны……………..15

3 Психологические особенности высших обезьян…………………….17

4 Каковы результаты обучения обезьян человеческому языку?……...19

Заключение……………………………………………………………….21

Список использованных источников…………………………………...22

ВВЕДЕНИЕ

Выготский говорил, что: «…по мере накопления данных о том, что между психикой человека и человекообразных обезьян обнаруживается много сходного, у многих исследователей закономерно возникла идея о том, что владение человеком речью может иметь какие-то зачатки или «прообраз» у высших приматов» [5]. Возникновение этой идеи дало очень актуальную тему исследований об обучении обезьян человеческому языку. Хотя известно, что язык приматов и язык человека отличаются друг от друга. В основном язык животных представлен сигналами и эти сигналы всегда связаны с той или иной сиюминутной ситуацией, поэтому они не способны передавать информацию, относящуюся к данному моменту. Человеческая же речь позволяет передавать представление также и о том, чего в наличной ситуации нет. Поэтому с помощью речи человека, можно рассказывать не только о текущих, но и о прошлых или будущих событиях. Основными функциями языка животного является: сообщение об опасности, привлечение потенциального брачного партнера, запрещение проникновение на свою территорию и т.д. Так же речь животного не относятся к самим предметам действительности, а она связана с теми субъективными эмоциональными состояниями животного, которые возникают в связи с этими предметами. И только для человека речь - это действительно важное средство, которое даёт ему разумно аргументировать свое отношение к разным жизненным проблемам, передавать информацию, размышлять над жизненными явлениями и внутренними состояниями или просто получать удовольствие от беседы. Так же стоит добавить, что речь играет для психики человека большую роль. Так «ключ к высшим психическим функциям, к их подлинно научному причинному объяснению, к раскрытию их механизма Выготский справедливо усмотрел в речи, в языке, во второй сигнальной системе, отличающей человека. Под ее влиянием коренным образом меняется восприятие, формируются новые виды памяти, создаются новые формы мышления (если употреблять слово мышление в широком смысле). Речь - сначала внешняя, а затем и внутренняя - становится у человека важнейшей основой регуляции поведения» [5]. Поэтому исследования в этой области представляют большой интерес, и являются актуальными, и по сей день.

Целью этой работы является: подробное ознакомление с одной из тем сравнительной психологии о человекообразных обезьян.

Задачами этой работы являются: 1) рассмотрение истории обучения обезьян языку; 2) установление основных отличий языка человека от языка обезьян; 3) ознакомление с результаты обучения высших приматов человеческому языку; 4) рассмотрение психологических особенностей высших обезьян; и 5) установление значимости полученных данных.

КТО И КАК НАЧАЛ ОБУЧАТЬ ОБЕЗЬЯН ЯЗЫКУ?

Высшие обезьяны и человек имеют много общего. Поэтому возникло предположение, что высшие обезьяны, обладающие незаурядными интеллектуальными способностями, по своим коммуникативным способностям, окажутся гораздо ближе к людям и что у них, наконец, мы сможем найти несомненные свидетельства знакового поведения. Эта идея подтолкнула многих ученых к исследованиям о обучении человекообразных обезьян человеческим формам общения.

Все обучения человеческому языку обезьян условно можно подразделить на три группы. К первой группе можно отнести эксперименты, когда обезьян обучали звукопроизношению. К ним можно отнести эксперименты У. Фернисса и К. Хейза. Забегая вперед, можно сказать, что первые опыты в обучение обезьян языку человека потерпели не удачу. Обезьян не удалось обучить звукопроизношению человеческой речи. Ко второй группе можно отнести эксперименты по обучению обезьян языку глухонемых (амслен). Это эксперименты супругов Гарднеров, именно благодаря им удалось достичь хороших результатов в области изучения высших приматов языку человека. Третьей эксперименты по обучению обезьян, были предприняты супругами Премаками, которые обучали обезьян искусственным языкам – посредникам. Эти эксперименты так же, как эксперименты Гарднеров, принесли положительные результаты.

Все эти эксперименты, преследовали цель узнать, способны ли человекообразные обезьяны к освоению человеческой речи, т.е. к символизации. Это было нужно для того, что бы найти те самые «зачатки» человеческой речи у обезьян. И благодаря, проведенным исследованиям Гарднеров и Премаков, было доказано, что человекообразные обезьяны способны к обучению форм человеческой речи. Но, так же стоит отметить, что когда были полученные первые данные в результате которых было доказано, что обезьян способна к обучению человеческим формам общения, многие ученые по этому поводу разделились на тех, кто поддерживал сделанные выводы Гарднеров и Премаков и тех, кто выступал против того, что обезьяны способны к усвоению человеческой речи.

ПЕРВЫЕ ОПЫТЫ ОБУЧЕНИЯ ОБЕЗЬЯН ЧЕЛОВЕЧЕСКОМУ ЯЗЫКУ

Самые первые опыты по обучению высших обезьян человеческому языку, заключались в том, что их обучали человеческому звукопроизношению.

Уильям Фернисс в 1916 году начал эксперимент с молодым орангутангом. Он поставил перед собой цель научить его говорить. Первое слово, которое смогла произнести обезьяна было «папа». Она смогла его произнести после шести месяцев обучения. Для того, что бы обучить обезьяну произношению Фернисс удерживал губы обезьяны сомкнутыми, а затем опускал их, повторяя звук. Занятия он проводил возле зеркала, чтобы обезьяна могла уловить сходство мимики – своей и человека. Произнесла своё первое слово обезьяна по собственной инициативе, а не вовремя урока. И смогла повторить его по команде своего учителя. Второе слово, которое смогла произнести обезьяна было слово «чашка». Что бы обучить произносить это слово обезьяну, её язык лопаточкой отводили назад, после глубокого вдоха нос зажимали, так что ей приходилось выдыхать через рот. Столь сложным путём она научилась выговаривать [ка], а после дальнейших упражнений, обезьяна научилась выговаривать [кап]. В дальнейшем её пытались обучить межзубному звуку [th]. Но эксперимент был окончен из-за гибели обезьяны от пневмонии. В результате многолетних усилий исследования полученные данные были очень скромными. Сам Фурнесс был не доволен полученными результатами и говорил, что: «Кажется почти невероятным, что в мозге животных, столь похожих на нас физически, отсутствует элементарный речевой центр, который нуждался бы только в развитии. Я предпринял серьезные попытки в этом направлении и все еще не прекращаю их, но не могу сказать, что результаты обнадеживают» [1]. Дальнейшие его исследования обучению обезьян человеческому языку, также не принесли никаких серьезных открытий.

Следующий кто попытался обучить обезьян человеческому языку, оказался Кейт Хейз. В 50-е годы ХХ века К. Хейз начал свои эксперименты с самкой шимпанзе по имени Вики. Шимпанзе Вики хорошо умела решать различные когнитивные задачи, но в освоении языка смогла освоить всего четыре слова: "мама", "папа", "чашка", "вверх" (по-английски едва различимых на слух: "mom", "рар", "cup", "up"). Но Вики самостоятельно смогла изобрести незвуковые способы общения между ей и её учителями. Например: Чтобы покататься на автомобиле, она приносила карточку с изображением машины.

Первые опыты в обучение обезьян человеческому звукопроизношению, оказались весьма не удачными. Обезьянам требовалось много времени, что бы подражать человеческому звукопроизношению. И полученные результаты не несли под собой крепкой основы, в рассмотрение обезьян, как носителей зачатков человеческой речи.

НОВАЯ ЭРА ОБУЧЕНИЯ ПРИМАТОВ ЯЗЫКУ ЧЕЛОВЕКА

Скорее всего эксперименты о обучении обезьян человеческому языку прекратились, если бы фильм о Вики, который был отснят К. Хейзом во время обучения её человеческому языку, не посмотрели супруги Гарднеры, психологи из университета штата Невада. Их внимание привлекли не способности Вики говорить четыре слова, а её жесты руками. Ведь каждое своё слово она сопровождала выразительным жестом. Исходя из этого, они предположили, что причины неудач экспериментов в обучение обезьян человеческому языку, кроются не в недостатке когнитивных способностей обезьян, а в строении их голосового аппарата. «Существуют несколько работ по изучению диких шимпанзе, откуда и стало ясно, что жесты служат для них средством общения не в меньшей мере, чем разные звуки. Голландский ученый Адриаан Кортландт наблюдал, что шимпанзе в знак подчинения старшему делали такой жест, словно почтительно прикасаются к шляпе, причем в одних группах обезьян этот жест был выражен сильнее, чем в других. Джейн Гудолл описала жесты, связанные с попрошайничеством, тревогой и адресуемым детенышу приказанием забраться на спину матери перед прыжком с ветки на ветку. Даже сейчас еще мало что известно о богатстве словаря жестов у шимпанзе, а также о сложности систем коммуникации, в которых он применяется, но все отчетливее становится впечатление, что дикие шимпанзе пользуются примитивным языком жестов.» [1]. Именно с исследования супругов Роберта и Беатрис Гарднеров начинается новая эра в обучении обезьян языку человека. Проекты этого рода условно объединяют в одну группу под названием «Говорящие обезьяны». Сюда относят такие проекты, как «Уошо», «Лана», «Ним Чимпски», «Коко». Основной целью этих проектов было обучение человекообразных обезьян человеческим формам общения. В 1966 году Гарднеры начали свои работы с годовалой самкой шимпанзе по прозвищу Уошо. В качестве человеческой формы общения Гарднеры выбрали амслен (ASL – американский жестовой язык глухонемых людей). Следует сказать, что ещё в 20-е годы ХХ века, была высказана идея использования для общения с обезьянами языка глухонемых людей ученым Робертом Йерксом. Каждый жест в амслене состоит из исходных знаковых единиц. Так называемых «черем». Всего в амслене 55 черем. Девятнадцать из них — это разные конфигурации руки или рук, подающих знак; двенадцать обозначают различные позиции, в которых подается каждый знак, а остальные двадцать четыре — действия, производимые одной или обеими руками. Хотя знаки по большей части произвольны (то есть не изображают чего-либо конкретного), в жестах усматривают подчас некогда присущую им изобразительность, которая придает особое значение соответствию между определенным знаком и той частью тела, возле которой воспроизводится этот знак. К примеру, знак «обезьяна» — это жест, во время которого пальцы обеих рук движутся в стороны и назад вдоль ребер, имитируя исконное движение почесывания. Амслен является настоящим языком, и (что еще более важно) он хорошо изучен, процесс его усвоения также досконально проанализирован. Таким образом, обучая Уошо амслену, Гарднеры имели возможность сравнивать развитие умственных способностей шимпанзе с аналогичным развитием глухонемых детей и сопоставлять эти данные с развитием обычных англоязычных детей. Если бы они выбрали искусственный язык, такое сравнение было бы невозможно. Разработанная Гарднерами программа обучения Уошо существенным образом основывалась на методах, почерпнутых из бихевиоризма — этого раздела экспериментальной физиологии, изучающего взаимосвязи между внешним воздействием (стимулом) и ответной реакцией организма. Гарднеры перепробовали все способы обучения. Сначала они испытали ряд методов, основанных на использовании модели стимул — реакция (С — Р), и наконец остановились на одной из методик, показавшейся им наиболее приемлемой. В частности, они занялись анализом теории, известной как «теория лепета». Вкратце эта теория развития речи состоит в том, что дети вначале произносят случайную смесь звуков — фонем (если же говорить о «жестовом лепете», то черем), а затем, поощряемые родителями, собирают отдельные звуки этой смеси в слова. Но теория лепета впоследствии была подвергнута сомнению, поскольку невропатологи установили, что у детей на протяжении всего «периода детского лепета» еще отсутствуют нервные связи, необходимые для усвоения разговорной речи, и, таким образом, вычленение правильных звуков на этой стадии для них невозможно. Тем не менее Гарднеры испробовали этот способ. В соответствии с ним они из всего репертуара жестов Уошо вычленяли и поощряли правильные черемы, надеясь, что в конце концов она сама сумеет сопоставить сигнал и ситуацию, в которой он был подан. К этому времени Уошо был всего лишь год — она только-только стала выходить из периода детского лепета. Но единственный жест, усвоения которого Гарднеры добились этим методом, означал «смешно». В начале обучения и особенно после того, как Уошо выучила свой первый жест, она остро осознала возможности своих рук. Для нее стало открытием, что она обладала пальцами, которыми можно манипулировать, и это сосредоточение внимания на собственных руках облегчило ей усвоение знаков. Жестикуляция, по-видимому, заменяла Уошо лепет. Один из применяемых Гарднерам методов состоял в том, чтобы заставить шимпанзе имитировать жесты, подкрепляя правильные действия специальным вознаграждением, например изюмом. В результате стоило Уошо получить изюм, как она принималась выпрашивать еще. Но вскоре Гарднеры оставили попытки соблазнить Уошо угощением, чтобы заставить ее повторять жесты. Обучение Уошо амслену по замечанию самих Гаднеров, происходило быстрее, если вместо техники, имитации, сопровождаемой каким либо подкреплением, просто брать руки Уошо и складывать их требуемым образом. Сам процесс обучения нравился Уошо, и вскоре для её обучения Гарднеры заметили, что не вообще не требуется никакого подкрепления. В дальнейшем было обнаружено, что Уошо оказалась способна заучивать слова, понимать их смысл и была способна их применять в правильном контексте. Так же она стала создавать новые понятия путем комбинации известных ей слов.

К концу третьего года обучения Уошо могла использовать 85 знаков и постоянно комбинировать их в предложения из двух – пяти знаков. Позднее она знала около 132 знаков – жестов. Так же оказалось, что шимпанзе способна не только строить предложения, но и употреблять при этом правильный порядок слов по схеме подлежащие - сказуемое – дополнение. Ещё Уошо делала явное различие между предложениями такими, как «Уошо щекотать Роджера» и «Роджер щекотать Уошо». Следовательно - язык Шимпанзе обладал зачатками грамматики.

Дальнейшие исследования Гарднеров основывались на обучение амслену четырёх шимпанзят при общении с полуглухими людьми. Испытуемыми были: Коджа, Пили, Тату и Дар. Они росли в лаборатории и общались с полуглухими людьми, хорошо владеющими языком жестов. Таким образом шимпанзе осваивали знаки жесты по мере взаимодействия с людьми, без принуждения и подкрепления. Усвоенные знаки они использовали для общения с воспитателями.

С именем Р. Фаутса связанны исследования, в которых Уошо стала приемной матерью для шимпанзе по имени Луллис. Задача эксперимента Фауста заключалась в том, что бы выяснить способны ли шимпанзе без целенаправленного обучения со стороны человека, освоить язык жестов, находясь в сообществе сородичей, владеющих амсленом. На удивление всем эксперимент прошёл удачно. Луллис освоил за пять лет пятьдесят знаков без обучения со стороны ученых. Он освоил их благодаря только наблюдению за другими обезьянами и направленному обучению со стороны Уошо.Исключительных успехов удалось добиться и исследовательнице Ф. Паттерсон. Её эксперимент, считается одним из самых долгосрочным длительность, которого составляет более тридцати лет. Этот проект связан с гориллами по имени Коко и Майкл, которых, как и Уошо, обучали языку глухонемых. Эксперимент начался в 1972 году, когда Коко был один год, а в 1976 году ввели 3,5 годовалого самца Майкла. В отличии от других экспериментов, эти обезьяны находились в постоянной бимодальной двуязычной среде, т.е. с ними общались одновременно на языке глухонемых и устном английском языке. В ходе эксперимента выяснилось, что Коко понимает около 2000 слов разговорного английского языка и может использовать 500 знаковых символов. Так же полученные данные эксперимента с Коко и Майклом, могут указывать на существование у обезьян критического периода для научения символическому языку, аналогичному тому, что имеется у человека. Так Майкл попал слишком поздно в эксперимент и по этой причине оказался менее способным учеником, чем Коко. Так же особое внимание стоить уделить тому, что Коко и Майкл были способны к пониманию прошлого и будущего в своих беседах с воспитателями. Например, когда у Коко умерла её любимая кошка, она сообщила жестами, что грустит, потому, что больше её не увидит.

ИСКУССТВЕННЫЕ ЯЗЫКИ-ПОСРЕДНИКИ

Параллельно с Гарднерами работу по обучению шимпанзе языку - посреднику начали супруги Энн и Дэвид Премаки. В отличии от Гарднеров эти исследователи создали специальный искусственный язык общения на основе кусочков пластика. Сами жетоны представляли собой различные по размеру и по форме, текстуре и цвету кусочки пластика, которые имели заднею металлическую поверхность и могли фиксироваться на магнитной доске, в направлении сверху вниз. Отдельный жетон был, как отдельное слово и при этом по форме или цвету, никак не напоминал данный предмет. Например, слово яблоко символизировал синий треугольник. Так же стоит отметить, что на ряду символами предметов, присутствовали символы абстрактных понятий: знак, обозначающий понятие «называется» и т.п. В этом эксперименте с жетонами была задействована самка шимпанзе по имени Сара. Благодаря обучению Сара освоила 120 слов и с их помощью могла отвечать на вопросы и выполнять различные задания. Так же проведенные опыты с Сарой показали, что она способна улавливать концептуальные аналогии и оценивать сходство и различия.

Проведенные эксперименты с искусственными языками – посредниками оказались, очень продуктивными, и в дальнейшем для изучения лингвистических особенностей обезьян, экспериментаторы часто и охотно прибегали к их использованию. Так в Йеркском приматологическом центре в 70-х годах ХХ века стартовало лингвистическое исследование у человекообразных обезьян. Руководителем этого центра являлся Д. Румбо. Он совместно с лингвистом Э. фон Глазенфельдом разработали программу конструирования искусственного языка, элементарными единицами которого является лексиграммы. Сами лексиграммы представляют собой геометрические фигуры, изображенные на кнопках компьютерной литературы. Как и пластиковые жетоны Премака, они ничуть не напоминали предметы, которые обозначали. Этот язык был назван «йеркиш». Позамыслу исследователей йеркиш, должен стать доказательством того, что человекообразные обезьяны способны овладеть настоящим человеческим языком. Сам йеркиш был построен по законам логики. Каждый элемент языка соответствовал определенной грамматической категории. Цвета лексиграмм соответствовали определенным семантическим классам. Так, например, красный цвет обозначал съедобные предметы, а лиловый – отдельного человека. Лексиграммы отличались друг от друга также по форме. Всего форм насчитывалось 9 лексиграмм, которые складывались в различные комбинации.Родившаяся в 1970 году самка шимпанзе по имени Лана, стала первой испытуемой у Д. Румбо. Её обучали пользованию компьютера и использованию при общении с экспериментаторами йеркиша. Лана могла набирать лексиграммы на компьютере, которые появлялись на мониторе компьютера, и она могла видеть то, что ею было сказано. Этот проект с Ланой, оказался важнейшим этапом в развитии научных представлений о предпосылках в развитии лингвистических способностей человека, имеющихся у человекообразных обезьян. Было доказано, что Лана способна не только выучить, но и адекватно использовать лингвистические инновации. Также она могла правильно назвать объекты, которые были вне поля зрения, но которые можно было исследовать на ощупь.

В Йеркской лаборатории после окончания проекта с Ланой, начали работать с несколькими шимпанзе (Остин, Ширман, Меркюри, Панзи) и бонобо (Матата, Канзи, Малика, Панбаниша и Тамули). Самыми способными из них оказались Канзи и Панбаниша. Этот новый проект ставил целью доказательство того, что мозг шимпанзе и бонобо обладает достаточными возможностями для символического представления событий, предметов и людей. В этом проекте обезьян обучали пользоваться клавиатурой с лексиграммами, амслену и восприятию синтетической речи через наушники, в механической (лишенной интонации) варианте. Для того, чтобы исключить возможность освоения лексических навыков по принципу дрессировки, обезьяны обучались не просто называть предметы, но и спрашивать о предметах, которые их интересовали. Коммуникация осуществлялась сначала на амслене, а затем исследованием звуковой английской речи.

Незапланированный проект связан с бонобо по имени Канзи. Он начался когда С. Сэвидж – Румбо работала с приёмной мамой Канзи Мататой, стараясь обучить её пользованию йеркишем. При обучении Мататы Канзи находился всегда рядом с матерью и наблюдал за происходящем. И когда Канзи было около двух лет, в один из учебных дней его мамы Канзи сам неожиданно для всех стал отвечать на вопросы экспериментатора, причем отвечать правильно. Из всего выходит, что ранний опыт Канзи, включавший ежедневные наблюдения за обучением матери, послужили спонтанным толчком к развитию сложных языковых навыков. Вскоре к Канзи присоединили других детенышей бонобо Малика и Панбаниша. Выращенные уже в Центе, они смогли освоить богатый словарный запас слов. При этом оказалось, что обезьян не обязательно тренировать языку. Как видно бонобо усваивает его просто наблюдая и слушая своих воспитателей. В возрасте пяти лет Канзи был способен понимать слова, записанные на магнитофон, воспринимая их через наушники, и индефицировать их, показывая соответствующие фотографии или лексиграммы. К четырем года Канзи понимал свыше 600 новых команд. И доказал тот факт, что бонобо способны понимать конструкцию фраз и ориентироваться в порядке слов в предложении. Это было доказано в ряде опытов, когда им предстояло выполнить ряд бессмысленных команд типа «намажь зубной пастой хлеб». И в большинстве случаев бонобо правильно выполняли требуемые от них команды. К шести годам Канзи мог индефицировать 150 лексиграмм – символов со слуха. Так же он был способен выделять отдельные слова и расшифровывать их фонемные составляющие. Больших успехов достигла и Панбаниша. Она понимала около 3000 слов английской речи, пользовалась лексиграммами и обучала своего годовалого сына Ньюта языку посреднику. Панбаниша так же могла, выполнять роль переводчицы между общением людьми и Мататой.

Обучение обезьян искусственным языкам принесло не мало новых открытий, способствующих доказательству тому, что высшая форма психики человека, а именно речь, имеет биологические предпосылки, в определенной степени, представленные у современных человекообразных обезьян.

РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ ЯЗЫКОМ ЧЕЛОВЕКА И ЯЗЫКОМ ОБЕЗЬЯНЫ

В психологическом словаре значение слова язык определяют, «как систему знаков, сопряженную с универсальными правилами их связывания и служащая коммуникативным целям» [4]. Так же надо отметить, что язык, является средством мышления, он связан своей смысловой стороной с действительностью и своеобразно отражает её. Е.Н. Панов утверждает, что «…животное должно обладать способностью сообщать себе подобным о своих потребностях и возможностях их достижения. Следовательно, у каждого вида должны существовать определенные способы информации. Это различные способы сигнализации, которые с нашими собственными могут быть приближенно названы «языком»» [3]. Но аналогия языка животная с языком человека чисто внешняя. В основе обмена информацией у животных лежат совершенно иные принципы, нежели те, на которых основано общение у людей. Не зачем отрицать, что животные между собой общаются и у большинства существуют сигналы, с помощью, которых и происходит обмен информацией. Например, у некоторых стадных обезьян существует более двадцати сигналов с вполне определенным значением. Так если опасность грозит с воздуха они издают одни крики, а когда с земли совершенно другие. В животном мире звуковое общение распространено довольно широко, но также существует огромное количество животных, которые не употребляют никаких звуков. Язык животных, Е.Н. Панов определяет, как: «…язык не только звуков, но и специфических запахов, телодвижений и ярких красочных пятен» [3]. Можно утверждать, что во всех случаях общения между животными, сигналы запускают лишь врожденные поведенческие реакции. Иными словами, они связанны с конкретной ситуацией, на которое животное из сообщества реагирует более или менее «механически». Такого рода сигналы можно обнаружить и у человека. Примерами этого может служить крики о боли или восклицания при сильном страхе, которые происходят непроизвольно. Так же отличие человеческой речи от речи животных можно увидеть в том, что человеческая речь позволяет передать представление о том, чего в данной ситуации не наблюдается. То есть человек может рассказать не только о текущих событиях, но и о прошлых и будущих. В человеческой речи сотни слов могут быть скомбинированы, в большое количество фраз, которые можно придать тот или иной смысл даже простой перестановкой одних и тех же слов. Сами же животные обходятся лишь несколькими «фразами», причем смысловое значение этих фраз не является строго фиксированными. Это происходит от того, что обмен информацией у животных базируется на вероятностных закономерностях. Исходя из этого, исследователям не удаётся четко разграничить внешние проявления животных, ведь иногда трудно различить либо обезьяна боится, либо угрожает. Так же различие между языками людей и животных, можно обнаружить в объеме употребляемых слов. Так словарь любого человека может достигать не менее 100000 слов, как обезьяна использует всего чуть более 20 сигналов. Важная особенность основных видов коммуникации большинства животных – её не преднамеренность, т.е. сигналы не имеют непосредственного адресата. Этим естественные языки животных принципиально отличаются от языка человека, который функционирует под контролем сознания и воли. Об этом писал К.Э. Фабри: «У современных обезьян средства общения, коммуникации отличаются не только своим многообразием, но и выраженной адресованностью, побуждающей функцией, направленной на изменение поведения членов стада. Тих отмечет большую выразительность средств общения обезьян и их сходство с эмоциональными средствами коммуникации у человека. Однако в отличие от человека, как считает Тих, коммуникативные средства обезьян – как звуки, так и телодвижения, лишены семантической функции и поэтому не служат средством мышления» [6]. Поэтому можно сделать вывод, что так называемый «язык» обезьян не является языком, что это лишь выражение состояния, а не обозначение каких либо предметов в условных сигналах. Несомненно, животные общаются друг с другом, но это общение происходит не с помощью системы языка, а с помощью выражения эмоционнальных состояний, которыми одна особь вовлекает в действие другую особь, заражая эту особь известным состоянием аффекта. Поэтому язык животных, резко отличается от языка человека. И это отличие состоит в том, что человеческий язык есть всегда система знаков, имеющих функцию обозначения, замещение предметов, выделение существенных признаков, которые этот язык обозначает. Таким образом, если «язык» животных есть выражение эмоционального состояния, то язык человека есть обозначение известных предметов или признаков. С помощью обозначения предметов или признаков человек приобретает вторую сигнальную систему, он начинает располагать и не только системой наглядных сигналов, но и второй системой сигналов, которая представлена в языке, которая обозначает предметы, действия, признаки с помощью которой происходит общение людей друг с другом.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ВЫСШИХ ОБЕЗЬЯН

Известно, что человек имеет 623 анатомических признаков общих с обезьянами и 396 признаков общих с обезьянами по строению мозга. При этом все возможные исследования обезьян, дают опору для признания обезьян ближайшими сородичами человека. Так же существуют исследования о глубоких различиях когнитивных способностей высших и низших обезьян. Во – первых, все виды антропоидов достоверно отличаются от остальных приматов по скорости формирования установки на обучения. Во – вторых, ни у одного вида низших узконосых обезьян не выявлено спонтанного использования орудий при содержании в лаборатории, тогда как антропоиды прибегали к ним постоянно и в самых разных ситуациях. В – третьих, для человекообразных обезьян характерно целенаправленное использование орудий в соответствии с «мысленным планом» и предвидение результата своих действий, тогда как у низших обезьян преобладает случайное манипулирование ими. В – четвертых, можно отметить то, что шимпанзе превосходят низших узконосых обезьян по способности к формированию довербальных понятий, а так же к усвоению и использованию символов. И в – пятых, шимпанзе способны к самоузнаванию, к оценке и пониманию знаний и намерений других особей, и могут использовать эти свойства в своих социальных контактах, в том числе для воздействия на других членов общества. У низших обезьян все выше перечисленное практически отсутствует. Из этого, можно предположить, что высшие приматы превосходят по своим когнитивным способностям других приматов. Ещё у обезьян отмечают хорошую память, так они способны длительно сохранять полученную информацию. Так же у обезьян обнаруживается «большое разнообразие выразительных движений мимики, появляющиеся у них при различных эмоциональных состояниях. Конечно, содержание этих эмоций качественно отлично от таковых человека. Эмоции человека отражают прежде всего его переживание, как общественного существа, а эмоции животных связанны с их органическими, биологическими потребностями» [5]. Если обезьяна является, самым ближайшим сородичем человека, то можно найти некоторые особенности психики, приближающие высших приматов к человеку. Так способность шимпанзе к образованию довербальных понятий, а так же к использованию символов позволяет им усваивать простейшие языки для общения с человеком. Присущие знаковым системам, которые они усваивают, свойства перемещаемости и продуктивности свидетельствуют о том, что в основе употребления символов лежат не образные, а отвлеченные представления.

Из всего выше перечисленного можно сделать вывод, что высшие обезьяны обладают психическими способностями, которые значительно выше, чем у остальных представителей животного мира и даже низших обезьян.

КАКОВЫ РЕЗУЛЬТАТЫ ОБУЧЕНИЯ ОБЕЗЬЯН ЧЕЛОВЕЧЕСКОМУ ЯЗЫКУ?

Первые опыты по обучению обезьян языку, когда их учили звукопроизношению, не принесли никаких положительных результатов. Как в дальнейшем было выяснено, это напрямую было связанно со строением звукового аппарата обезьян, который не позволяет высшим приматам произносить человеческую речь.

Дальнейшие эксперименты в этой области, а именно эксперименты супругов Гарднеров и проходившие параллельно с ними опыты супругов Премаков, дали большое количество положительных результатов в изучении этой области. Эти эксперименты показали, «что человекообразные обезьяны могут усваивать языки-посредники, базируясь на высших когнитивных процессах – общении, абстрагировании и формирование довербальных понятий, способности к которым были у них выявлены в традиционных лабораторных экспериментах. Эти работы позволяют оценить, какие элементы коммуникативных процессов у животных и в какой степени предшествовали появлению речи человека» [1]. Также удалось выяснить, что: обезьяны обладают психическими способностями, выходящими за пределы способностей использования орудий; они обладают зачатками ассоциативного мышления и могут обозначать знаками предметы окружающей среды и действия; они могут комбинировать эти знаки; они используют руки в общении; обезьяны способны использовать знаки не только как символы, но и как инструментальные реакции на предметы и сигналы. Интересные результаты связанны с обнаружением того, что обезьяны способны обманывать, ругаться и шутить. Примером этого может послужить Уоша, которая «назвала служителя, долго не дававшего ей пить, “грязный Джек”, и это слово явно не имело смысл “запачканный”, а “звучало” как ругательство» [2]. В других случаях разные шимпанзе называли “грязными” бродячих котов, надоедливых гиббонов и ненавистный поводок для прогулок

Так же полученные данные, полученные при обучении обезьян языкам-посредникам, позволяют проанализировать, какие свойства языка человека(по критериям Хоккета) можно у них обнаружить. Одним из первых свойств обладают знаки амслена, а именно "семантичности”, т.е. с их помощью обезьяны могли присваивать определенное значение некоторому абстрактному символу. Другое свойство “продуктивности” означает способность создавать и понимать бесконечное число сообщений, преобразуя исходный ограниченный запас символов в новые сообщения. О том, что языку, усвоенному шимпанзе, присуще это свойство, свидетельствует, например, способность комбинировать знаки для обозначения новых предметов. Так, Уошо называла «арбуз “конфета — питье” (candy — drink), а впервые встреченного на прогулке лебедя — “вода — птица” (water— bird)» [2]. Свойство “перемещаемость” означает, что предмет сообщения и его результаты могут быть удалены во времени и пространстве от источника сообщения. В работах Р. Футса приведены отдельные наблюдения, свидетельствующие о наличии этого свойства в языке, усвоенном Уошо и Люси. Так, например, когда Люси разлучили с заболевшей собакой — ее любимицей, она постоянно ее вспоминала, называла по имени и объясняла, что той больно. Вопрос о наличии свойства “перемещаемости” в усвоенном шимпанзе языке особенно важен в связи с изучением мышления животных, поскольку употребление знака в отсутствие обозначаемого им предмета свидетельствует о формировании и хранении в мозге внутренних (мысленных) представлений об этом предмете. Это наиболее убедительное свидетельство способности к символизации, так как элемент языка-посредника употребляется в полном “отрыве” от обозначаемого реального предмета. Культурная преемственность — это способность передавать информацию о смысле сигналов из поколения в поколение посредством обучения и подражания, а не за счет наличия врожденных сигналов. Она составляет отличительное свойство языка человека. На вопрос, проявляется ли такое свойство у шимпанзе при пользовании языком-посредником, точного ответа пока не получено. Но общение Уошо с ее приемным сыном Лулисом показывает, что такая преемственность, по-видимому, может существовать. А, исходя из этого примера, можно обнаружить, что обезьяны способны к обучению своих сородичей без помощи людей.

В целом эксперименты Гарднеров и последующих экспериментаторов, в области обучения обезьян человеческому языку, дали по - настоящему важные данные, которые сыграли важную роль для понимания когнитивных способностей человекообразных обезьян. И именно эти данные доказали, что шимпанзе, бонобо, гориллы и орангутаны способны осваивать язык глухонемых и обладают выраженными задатками к символическому мышлению.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В этой работе мы рассмотрели историю обучения обезьян языку человека от Уильяма Фернисса, до обучения обезьян языкам посредникам. Мы выяснили, что «язык» животных имеет много отличительных черт, от языка человека. В основном сигналы животных запускают врождененные поведенческие реакции. И «язык» животных характеризуется эмоциональной окраской, и возникает в конкретные моменты, не может передавать информацию о будущем или прошлом. Так же мы рассмотрели, что первые опыты (У Фернисса) не принесли никаких результатов. Дальнейшие эксперименты (Гарднеры, Премаки, Д. Румбо, Р. Фаутса и другие) принесли немало важных результатов. Так было выяснено, что высшие приматы способны: формировать внутренние представления о предметах, спонтанно называть предметы, обозначать знаками отсутствующие предметы. Человекообразные обезьяны в состоянии по собственному почину создавать новые понятия путем комбинирования известных им знаков, мыслить по аналогии и категориально, употреблять метафоры. Они способны: шутить и обманывать. Их язык обладает зачатками грамматики и синтаксиса. Обезьяны так же оказались способны общаться между собой на языке глухонемых (амслен) и с помощью компьютера, воспринимать синтетическую речь через наушники, равно как и обучать друг друга языку. Их язык знакового общения обладал критериями из списка, составленного Хоккетом. Так же было выяснено, мозг обезьян обладает отчетливыми задатками к символическому мышлению. Способность мыслить символически можно рассматривать как важнейшую эволюционную предпосылку, позволившую предкам человека сформировать в процессе эволюции сложнейшую систему символической коммуникации, которая в дальнейшем смогла оформившуюся в членораздельную речь. Значимость полученных данных оказалась велика для исследований, которые изучают возможности психики животных и исследований о происхождении человеческого мышления.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1 Бутовская М.Л. Человек и человекообразные обезьяны: языковые способности и возможности диалога: зоологический журнал, 2005, том 84, №1, С. 149-157

2 Линден Ю. Обезьяна, человек и язык. М., 1981. Под ред. Е.Н. Панова, изд. «Мир» Москва 1981.

3 Панов Е.Н. Сигнализация и язык животных. М., 1970.

4 Психологический словарь: науч. изд. М., 1997. С. 356

5 Элементарное мышление животных: учеб. пособие / З.А. Зорина,И.И Полетаева. М.: Аспект Пресс, 2002.- 320 с. 

6 Фабри К.Э. Основы зоопсихологии. М.,2001., С. 350.

Интернет-ресурсы:

http://эссе.рф - сборник не проиндексированных рефератов. Поиск по рубрикам и теме. Большинство текстов бесплатные. Магазин готовых работ.